Отчёт: Малашуйка - Анзер - Кемь. Часть вторая

        
         оставить комментарий

До этого: Малашуйка - Анзер - Кемь. Часть первая

Утром в 5-30 уже на ногах. На причале куча паломников. Стоимость экскурсии 200 рублей. Мы с Сергеем в списке на бесплатный проезд. Мест на катере не хватает. Сидят буквально на головах, а на улице ветер с дождем, плюс качка и ходу 4 часа. На верхней закрытой палубе нашел пластмассовое ведро. Примостился на нем и блаженно заснул.

Очнулся в полете на нижнюю палубу. Пока я спал, изменилось направление качки и, ведро, подкравшись к ведущему вниз люку, избавилось от меня. В шоке одним прыжком выскочил из трюма. Чувствую - подташнивает. Летел вниз головой. Высота приличная и кругом одно железо.

Вдоль борта люди с зелеными лицами. Понял, что меня лишь немного укачало, а всех травм - ушиб лодыжек. Спать расхотелось. Среди паломников оказался врач, и все стали осматривать меня под его руководством. Перебинтовали левую лодыжку и заверили, что я счастливейший человек на свете.

На Анзере нет причала. Наш катер зашел в Капорскую губу и замер. До суши метров 100. Правый берег сплошь покрыт густым сосновым лесом, а на высоком левом только трава, и камни. Капитан с помощником отвязали моторную лодку, что тащил за собой катер. Завели мотор. Перекинули на катер деревянный мостики и паломники стали перебираться во внутрь моторки. Понадобилось несколько рейсов, чтобы перевезти всех.

Мы с Сергеем предпоследние. Закусили на борту катера. Остальные завтракают на берегу. Некоторые не смогли придти в себя после переезда и вернулись на катер.

Не далеко от лодочного причала база строителей. Повсюду бревна и стружки. Рядом часовня, чуть дальше родник. Там стол с навесом, под которым кто-то закусывает.

Объявился экскурсовод. Залез на груду бревен, развернул карту острова и объяснил, как надо идти, чтобы никто не отстал и не заблудился. Мы с Сергеем назначены замыкающими. Идем в конце колонны. Из молодежи еще брат с сестрой из Молдовы. Приехали сюда вместе с родителями. Через соню метров к нам присоединился их папа - священник, в молодости военный разведчик, и матушка. Остальные - люди в возрасте. В группе много священников и один седобородый старец.

Дорога в горку. Начались мостки. Под ними болото. Редкие низкие елки. Пряди сухой травы на облезлых ветвях. Серый мох и тяжелый запах.

Болото неожиданно кончилось, и мы казались посреди вековых сосен. Огромных и необхватных. С каждым шагом открываются захватывающие виды. Озера. Несметное количество грибов и ягод. И ощущение несказанной благодати.

Пара километров и подходим к Голгофе. У подножья горы деревянная Воскресенская церковь. На верху Распятский каменный храм. Сейчас восстановлен Голгофо-Распятский скит: постоянно живут два монаха, действует Воскресенская церковь, построен дом с кельями монахов и трудников, на берегу Банного озера валунная баня. Работает генератор.

Нашу группу разделяют на две. К каждой приставляют экскурсовода из числа трудников скита.

По крутой тропе поднимаемся к храму. В годы репрессий - здесь было самое страшное место во всем ГУЛАГе. "Как на воле боялись попасть на Соловки, так на Соловках боялись попасть на Анзер". Со слов экскурсовода, после закрытия лагеря здесь многие годы чекисты убирали следы своих преступлений.

Всю вершину занимает храм. Рядом кухонный корпус. Вход на вершине, остальное на склоне. Рядом месят бетон армяне. Они почти восстановили кухонный корпус и приступают к храму.

Сверху виден весь остров. Полосы леса, разделяющие озера. Белое море, с водой неотличимой от неба. Кажется, остров парит на крыльях. Переполняющее ощущение благодати. Хочется остаться здесь навсегда.

Нас приглашают в храм. Проходим между ямами и кучами щебня. Раньше здесь была паперть, теперь идешь среди треснутых стен, а над головой небо. Входим во внутрь. Узкий коридор. Закоптелые стены. По бокам низкие разбитые двери с глазками и кормушками. Поворачиваем направо и попадаем в трапезную. Земляной пол. Впереди ограждена могила устроителя скита.

С наружи храм уже имеет должный вид, а внутри леса и мешки с цементом.

Проходим в саму церковь. На полу уложены доски. Впереди алтарь из силикатного кирпича. На нем икона. По всей высоте алтарной стены широкая трещина. Сквозь нее видно небо. Стены потеряли фрески. По светлой штукатурке до потолка надписи. Фамилия, год, статья. Кресты с датами смерти. Судия по надписям, нары были по самый купол.

На колокольне храма летом "ставили на комаров", а зимой "на ветер". Голого человека с привязанными к затылку ногами оставляли одного. Комары съедали за 40-45 минут. Зимой замерзали быстрее. Мертвых кидали в ямы на склоне горы. Когда ямы наполнялась, чуть выше копали новую, а старую забрасывали землей из свежей. По склонам сотни таких могил. Фактически вся гора - одна братская могила.

На острове был лагерный лазарет. Это означало, что здесь можно было списывать неограниченное количество смертей на болезни. Больных и не очень привозили сюда умирать. Если умирали не так быстро, то в низу горы затопляли валунную баню и назначали банный день. На Голгофе люди находились без вещей и одежды. Совершенно голые. Их гнали вниз париться, а потом сразу на мороз. После этого умирали быстрей.

На склоне горы, рядом с разрушенной деревянной гостиницей для паломников, вырос крест. Я видел эту березу на фотографиях, но все равно был потрясен. На высоте 5-6 метров от земли в стороны от ствола расходятся совершенно одинаковые перпендикулярные ветви. Живой крест.

Мы потихоньку спускаемся вниз. Тем временем поднимается вторая группа.

Идем к Воскресенской церкви. Все внутрь не помещаемся. Заходим по очереди. Крохотное помещение. Здесь содержали по 200 человек.

Сергей тем временем разыскал начальника скита и попросил остаться. Я тоже хотел, но мои вещи в монастыре, болит нога, непонятно, когда следующий катер. Нашел сотню мелких причин, против одного большого желания. Сейчас жалею...

Пообедали на берегу Банного озера. Напилась родниковой воды. Неспешно двинули к Троицкому скиту. По дороге подходили к огромному поклонному кресту. За ним в небе блестят купола Распятской церкви.

Залюбовался видом очередного озера и отстал от группы. Обнаружил, что идти не могу. Нога болит так, что не могу даже прыгать на целой. С божьей помощью ковыляю вперед, и тут нагоняет меня бойкая старушка. Она ушла вперед от своей группы. Разговорилась о своих болячках. Застыдился малодушия, и живенько дошел до Богородичного луга.

Сели на обочине подождать отставшую группу.

Вид с Богородичного луга напоминает среднюю полосу: березки, пригорки. Но вместе с тем необычайная красота, гармония и благодать. Разошлись тучи, и луг вспыхнул цветами. Когда подошла группа, у нас со старушкой от счастья улыбки до ушей. Никто не поверил бы, что не могу идти.

До Троицкого скита километр. Меня подхватили под руки, и скоро мы были на месте.

Если Голгофо-Распятский скит населяют 2 монаха, трудники, строители, идет активное восстановление. То в Свято-Троицком скиту всего один монах из Свято-троицкой лавры, что в Сергиевом Посаде. Был до недавнего времени еще один, но откомандировали в Антарктиду.

Пустынь. Во всю лупит солнце. Богомольцы расстегивают куртки и развязывают платки. Рассевшись на траве в тени храма, обедаем еще раз. Я, как болезный, получаю кучу вкусностей.

Начали заходить в храм. Основной вход через братский корпус, но там заколочено. Нары убрали в 2002 году. Проходим через дверь, напоминающую пролом. Был на улице, шаг и уже радом с алтарем. Внутри огромный кирпичный свод. Пол выстелен кусками мрамора и досок. В центре алтарь из прямоугольных пластин необработанного камня. Видимо это куски пола. На алтаре икона. Перед ним занавеска из красного полотна - святые врата. Рама из железных уголков служит карнизом. По бокам на ней большие фигурные иконы. Больше в храме ничего нет.

На улице нас встретили две лошади с жеребенком. Один батюшка ловко спровадил их в сторону, чтобы не пугали женщин. А другой батюшка, видя мою беспомощность, попросил у седобородого старичка клюшку. Так я стал первым из известных мне путешественников использовавших костыль в качестве транспортного средства.

Группа шла к берегу в район Кеньги. Батюшки возвращаться особо не торопились и шли чуть позади меня. Останавливались отдохнуть, угощали меня собранной вдоль дороги черникой. Неожиданно понял, что Церковь - есть люди. Так в состоянии совершенного счастья и прошел оставшиеся километры до катера.

Низкий берег, с разбросанными в цветущей траве валунами. На границе леса - пара домиков. Это и есть Кеньга. Мы с Сергеем последние. С моторки перекинут мостик на здоровый валун. До него надо скакать по мелким камням. Кое-как справился. С берега Сергей и экскурсовод машут отплывающей моторке. Рядом поклонный крест.

Перебрались на катер. Вернул костыль старичку. Оказалось, что он не хромой, а слепой. То-то я радовался, какая модная палка.

Посмотрели на удаляющийся берег Анзера. Закусили. Спустился в трюм, где заснул на пару часов.

Обратно шли быстро. Море спокойно. Светит солнце. На подходе к монастырю видели белух и еще каких-то тюленей. Плещутся без боязни.

Неожиданно запищал мобильник. Катер вошел в зону приема. Пришла куча SMSсок. Только всем отписал, раздался звонок - Копейкин шикарным басом поздравил с днем рождения. После этого связь прервалась.

На берегу были в пол девятого. Сразу поспешил на ужин в трапезную. С аппетитом принял, показавшуюся в первый раз невкусной монастырскую кухню. Народу в трапезной непривычно много. Все, стоя лицом к большим иконам на стене, читают молитву. Рассаживаются по лавкам за длинные столы. Разбирают ложки, тарелки. Кто-то начинает читать по книге. Тем временем все наполняют тарелки и чашки из стоящих на столах кастрюлей, чайников, мисок и т.п. Читают по очереди. Громко, с выражением и так, чтобы необходимый к прочтению отрывок закончился ровно в тот момент, когда последний закончит трапезу. После этого все встают, читают благодарственную молитву и расходятся.

Сытый и довольный отправляюсь отдыхать. Прошлую ночь я спал на верхних нарах, рядом с окном. Сейчас забраться наверх, с одной ногой оказалось не просто.

В братской несказанно удивились, что Сергея оставили в скиту, и принялись дружно обсуждать способы проникновения на Анзер.

Нагрузки на монастырских послушаниях приличная. И вскоре все угомонились. К одиннадцати погасили свет.

Проснулся в 7-00. В пол шестого будили на молебен, но не нашел сил проснуться. Кроме меня в братской еще несколько сонь. Напился чаю и двинул на прогулку.

Вид от кузницы, что на берегу Святого озера на монастырь поражает. Рядом в купальне плещутся женщины. Сегодня первый, по настоящему ясный день, но вода ледяная.

Проходящая мимо старушка сделала замечание купальщица мол, не стоит плавать пока идет служба. Пошел за ней следом и вскоре осмотрел всю восточную часть поселка.

Потом под стенами монастыря по берегу Святого озера вышел к доку. Обошел в поисках красной аллеи южной часть поселка.

Оказалось, аллея и памятный знак на месте расстрелов, находятся в центре поселка. Расстреливали везде, но знак поставили только здесь.

Неплохо позавтракал в кооперативное кафе. Вечерами в нем дискотека. Заглянул в поселковые магазины. Цены в два раза выше, чем на материке.

Был в музее ГУЛАГа, что в монастырской стене - вход 40 рублей.

Купил колокольчик в церковной лавке. Цены запредельные.

Встретил Александра, с кем плыл на остров. Он в спецовке идет в церковь. Увязался следом. После сдачи паспорта и беседы с экономом его определили в гостевой корпус в комнату с монахами - молитвенниками и иконописцем. Послушание - алифить алтарную часть церкви.

В братской народ проще и послушания тяжелее. Мудрость старцев в том и заключается, что знают с чьих душ кувалдой сбивать грязь, а чьи полировать бархатом. Хотя вчера к нам заехал человек искусства - вахтер в здании московского союза писателей и по совмещению джазовый музыкант. Но состояние такое, что лучше на свежий воздух с лопатой.

В 12 пообедал. Сходил навестить Александра в алтаре огромного храма. Потом с ним по благословению приложились к мощам отцов основателей обители. Вернулся в братскую и залег отдыхать. Прочитал книжку о духовном вреде курения. Болтал с отлынивавшими от послушаний коллегами. Пару часов поспал. Нога почти прошла, но все равно не разгуляешься.

В 16-00 полдник. Опять завалился наверх, оценить прелесть "курортного" отдыха.

Через пол часа собрал вещи. Последний раз умылся и почистил зубы из уличного умывальника. И мимо братии обстругивающей топорами доски отправился на пристань.

Рядом с гостевым корпусом попрощался со вчерашними спутниками по Анзеру. Благословился у проходящего мимо батюшки. Через узкий переулок между корпусами вышел к низким воротам. За ними в 100 метрах причал.

Монастырский катер уже полон. Забрался на борт, но увидел капитана. Тот отказал мне еще в Кеми. Поздоровавшись как со старым знакомым, он так же любезно предложил мне покинуть судно. С капитанского мостика спустился эконом монастыря. Мои заверения в безденежности и мифическом благословении привели к тому, что я остался на берегу вместе с экономом наблюдать, как отходит на материк отважный капитан, предпочитающий хорошей компании - 240 рублей.

Отец эконом заинтересовался тем, как я без денег прожил на острове 3 дня и предположил, что я палец о палец не ударил на благосостояние монастыря. Я заверил его в том, что он совершенно прав. От предложения пожить, потрудиться, подумать о совести я - отказался. На прощание отец эконом махнул на меня рукой вместо благословения. На том и расстались.

Через пять минут в Кемь уходит большой катер. Там меня тоже помнят. Толпящаяся у трапа команда советует плыть на монастырском. Но я непреклонен. Рядом пьет шампанское хозяйка катера. Мой рассказ на нее подействовал, и она задерживает отправление до тех пор, как я найду денег.

Кораблей больше нет. Будут завтра вечером. Еще ночь на острове моя ранимая психика не выдержит, да и в монастырь на послушание не хочется. Среди редких провожающих северодвинский альпинист. Благодушно делает вид, что вручает мне деньги, пока я тормошу заначку. Лицо спасено. Все довольны.

Отдал три сотни. Хозяйка подняла бумажный стакан с шампанским за мое здоровье. Убрали трап. Рядом складывают канат.

Народу много, но не как на монастырском. Прошел на верхнюю палубу. Стрельнул сигарету и устроился на лавке с видом на уменьшающийся поселок и тающие соборы.

Погода стала портиться. Море серо и скучно. Замерз на ветру и по ковровой дорожке поднялся на капитанский мостик.

Перезнакомился с командой и весь путь провел рядом со штурвалом.

От Кеми до Соловков - 25 километров. Море мелкое - наибольшая глубина фарватера - 21 метр, а так 7-9. Попадаются необитаемые островки. Не тронутая заповедная природа. Мох и камни. Воды нет. Пресные источники и озера только на Соловках. По левой стороне крохотный остров, на нем маяк. Все заброшено. Красота запустения. Впереди резвятся белухи - папа, мама и подросший детеныш.

Зимой на островах много бельков, но не все вырастают. В последние годы рыбу не ловят - квоты достаются норвежцам, а на бельков пошла охота. Браконьеры хватают их руками, прямо на берегу.

На волнах появились барашки. Справа черная туча. В августе штормит по многу дней. Сообщения нет. Хоть рядом и полно островов, за которыми можно укрыться, но фарватер один и никто не рискует.

Стал накрапывать дождь. Я перешел к изучению навигационных приборов и карт. Смотрел на экраны радаров и локаторов, сверял показания GPRS. На подходе к Кеми мог по карте проложить маршрут и провести по нему судно.

Справа редкое явление: пенистые волны, а рядом гладь, между ними четкая граница. Смотрели на чудо во все бинокли. Капитан рассказал, что в Мурманске, где зимует судно, встречал большие круги и звезды спокойной воды среди бушующего моря.

Время 21 - 00. Идем 4 часа. Показался залив, а над ним контур подворья.

На пристани туристические группы разбежались по ожидавшим автобусам. Попрощался с командой и следом за рюкзачно-спортивным отрядом проследовал к рейсовому ПАЗику до Кеми.

Билет 30 рублей. Отдал 20. Уселся напротив лобового стекла на рюкзак и стал расспрашивать водителя о проезжаемых местах.

Маршрут по окраине Кеми - меж двухэтажных почерневших от времени бараков. Пустые дворы. По ним во все стороны песчаные тропки.

В здании вокзала узнал поезд. Отходит через 2 минуты. Мурманск - Питер. Выбегаю на перрон. Стоит. Но двери открыты на другую сторону. До моста далеко. Мечта детства - лихо как в фильме проскочить под колесами поезда. Скачу. Старые фильмы. Под вагоном куча остро торчащих устройств, трубок, проводов. Один из штырей впился в лопатку. Второй в хребет. Залетаю в вагон.

- Мне к начальнику поезда!

- Он в 9-м!

Дверь закрывают. Трогаемся.

В соседнем тамбуре - бородатый мужик с байдаркой.

- Добрые у нас в Питере проводники! По любому возьмут!

Оставил рюкзак бородатому и на поиски начальника поезда.

Так и так, денег нет, ехать надо. Не далеко. До Петрозаводска.

Просит паспорт.

- В розыске?

- Нет!

- Тогда, Роман Петрович, поздравляю с днем рождения, вот вам купе. Из него по возможности не выходите. В Петрозаводске будем утром.

- Спасибо!

Возвращаюсь с вещами. Проводница принесла белье. Немного полюбезничали, но от чая отказалась. Попил один, закусывая пряниками.

Лежа на белой простыне в приглушенном свете качающегося купе вспомнил, что скоро четверг - в монастыре банный день. Братия развесит меж нар стираное белье. Никита получит новые носки. Сема закончит вырезать подсвечник. Потом выходные - сходить на Секирную гору. Можно на дамбу. А там осень. Бог даст - оставят на зиму. Нет, так скоро весна. А там, меж толстых льдин приплыву, чтобы остаться на лето.

Далее: Кемь - Петрозаводск - Питер - Едрово

Автор: Петрович

Август 2004

Реклама

Комментарии

Вам будет также интересно

Отчёт: Малашуйка - Анзер - Кемь. Часть первая

После того как все было записано, почистил зубы и переместился в плацкартный вагон, где замечательно выспался на одной из свободных полок. Умылся, позавтракал и был в прекрасном настроении. Тем временем мы стоим в Беломорске. Рядом с городом Беломорско - Балтийский канал соединяется с Белым морем. Стоим уже более часа.

Читать далее...

Отчёт: Архангельск - Малашуйка

А дальше было так: сосед по комнате оказался пожилым чеченцем с обилием топографических карт и религиозной литературы.

Читать далее...

Отчёт: Кемь — Петрозаводск — Питер — Едрово

Поезд прибыл в Петрозаводск с опозданием на полтора часа. Отлично выспался, несмотря на то, что допоздна писал заметки.

Читать далее...

Отчёт: Едрово — Речной вокзал — Пушкино

Вышел на трассу. Поднял руку. Постоял. Решил, что пора воспользоваться отличной погодой и немного позагорать.

Читать далее...

Как добраться от Софии до Бургаса самостоятельно

Как добраться от Софии до Бургаса самостоятельно. Личные впечатления от путешествия по Болгарии.

Читать далее...

Http://rosatrans.su/

http://rosatrans.su/ заказ автобусов недорого.

rosatrans.su

Добавить статью

Приглашаем вас добавить статью и стать нашим автором

Поделитесь с друзьями

Статистика

©  Интернет-журнал «Серый Волк» 2010-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу журнала.