Сладкоежки

        
         оставить комментарий

Начало лета, конец воскресного дня. Закончив сельские работы на своих шести сотках бегу на электричку. Переправился по утлым мосткам через речку Богатая. Когда-то полноводная река, старожилы говорили,  сема заходила, крупная, вкусная красно рыбица,  руками ловили. Теперь в заиленных берегах течет грязный ручеек шириной около двух метров, глубиной — воробью по колено. В небольших заводях местные рыбаки поселка «Спутник»,  дачники ловят карасей. Реку выпил город. Выше расположено Богатинское водохранилище.  Остатков реки дачникам едва хватает  полить огурчики с помидорчиками в парничках.

Дорожка виляет вдоль берега, торопимся с соседкой на электричку. Рядом бежит её средних размеров болонка со странной кличкой Шиза. Мы с ней старые приятели.

Прохлада речки и зарослей спасают от жары, высокой влажности — немного легче дышится.

Шиза бежит, высунув язык, пару раз лакнула речной водички, отряхнулась, наверно вкус воды плохой, хлорки много. Махнув мне на прощание хвостиком Шиза побежала догонять хозяйку — дачную соседку.

Добавил ходу и я. Вдалеке гудит электричка. Вверх по лестнице бегом на перрон, с трудом преодолев 52 ступеньки, годы не те.

Народу на перроне много, с сумками, рюкзаками. Занял старт, место предполагаемых дверей вагона. Шиза с хозяйкой пристроились рядом. На этот раз удача. Вагонная дверь электрички остановилась буквально перед носом. Двери открылись, толпа втолкнула нас в вагон первыми. Вновь повезло, вижу свободные места. Соседка с Шизой пристроились с краю, я втиснулся между пышными женщинами. Они благосклонно подвинулись, однако  места больше не стало, но лучше ехать без удобств сидя, чем с удобствами стоя.

Шиза пыталась устроиться у меня на руках, я запротестовал, хозяйка прикрикнула, собачонка обиженно посмотрела на нас обоих,  улеглась под лавкой за моими ногами.

–  Осторожно, двери закрываются, — слегка хрипнув, оповестил динамик. Пассажиры уплотнились до состояния сплошной массы потных человеческих тел, поехали.

Окна в вагоне открыты с двух сторон, вроде сквозняк,  а дышать не чем, душно. Соседка  обмахивается газетой, одновременно делятся успехами по выращиванию рассады с дамой напротив.  Рассада меня мало интересует,  прикрыл глаза, отдался дреме. Динамик прохрипел.

–  Станция Океанская, следующая Санаторная.

Народ зашевелился. Молодежь с шумом ринулась на выход  к морю загорать, вошли новые пассажиры, но дышать стало вроде легче, повеяло морской прохладой. Электричка с завыванием тронулась и покатилась дальше, увозя дачников в город.

По вагону с трудом двигалась женщина, стройная былиночка, небольшого росточка, не определенного возраста на плечах у неё большой короб из пенопласта. Удивительно, откуда силы у этой хрупкой женщины таскать тяжелый  ящик с мороженым. Не даром в народе говорят — нужда заставит. Только пережили ельцинскую приватизацию, ваучеризацию, избрали нового преемника, с работой лучше не стало, а жить то надо сделал я умственное заключение, жалея эту миловидную женщину, скорей всего до перестройки и расстрела Белого дома, специалиста умственного труда. Надо выживать до лучших времен.

– Кому мороженое, океанское, сливочное в стаканчиках, — мелодичным голосом пропела торговка.

Народ в вагоне оживился, полезли в кошельки, зашуршали денежками. В такой духоте лизнуть кончиком языка кусочек сладких, ледяных сливок — наслаждение. Холод во рту держится не долго, доли секунд, проваливается в желудок, наслаждение мгновенное, а приятно. Вроде дышится легче.

Взял стаканчик и я. Лизнул раз, другой, мороженое вкусно, напоминает московский пломбир. Почувствовал под ногами шевеление, затем тихое, жалобное поскуливание. Посмотрел, болонка — Шиза вылезла из-под лавки, растолкала ноги пассажиров, стояла на задних лапках, передними уморительно  помахивала от нетерпения вниз, вверх, взгляд устремлен на  мой стаканчик  мороженого. Мир для нее перестал существовать,  Шиза видела мороженое. Хозяйка стыдила собачку, собачонка не реагировала, продолжала клянчить мороженое, денег то у неё своих не было.

До того я не знал о её привычках. Отломив кусочек мороженого,  протянул собачке. Выстрел языка, кусочек мгновенно исчез. Собачонка вкусно облизала губы, высунула язык и устремила все внимание на моём стаканчике. Было жаль добродушную собачонку — Шизу, хоть мне тоже хотелось лизать мороженое, я протянул стаканчик  собачке. Она лизала, прикрыв глаза. Вся её мохнатая мордочка излучала наслаждение, однако,   мороженое в  стаканчике быстро закончилось.

Тщательно,  аппетитно облизав мордочку, благодарно тявкнув,     она  обратилась к соседке  через проход, та медленно наслаждалась сладким холодом.

Шиза, став перед ней  на задние лапки, тявкнув, помахивая передними лапками, выводила жалобные мелодии, как бы просила даму, ну дай лизнуть хоть разок. Женщина посмотрела на собачку, на остатки мороженого, вздохнув, протянула собачке.

Торговка мороженым давно ушла из вагона. Шиза внимательно осмотрела соседей, все уже съели свое мороженное, безнадежно вздохнув, собачка свернулась у ног хозяйки, моментально заснула.

Наиболее жалостливые пассажиры подносили  к носу собачки конфеты, пес не реагировал, он любил только мороженое. А я вспомнил и рассказал попутчикам другую историю.

Жарким летним днем на ВДНХ (так называлась выставка достижений народного хозяйства) в Москве был в командировке. Тогда бывало модно собирать начальников информационно-вычислительных центров на всевозможные совещания по обмену опытом. Вычислительные машины только завоевывали своё место, денег на командировки не жалели. Совещание проходило в павильоне «Цветы». Объявили обеденный перерыв.

Перекусили в кафешке. Коллеги потягивали пивко, я к пиву равнодушен. На сладкое купил мороженое. Знаете, на выставке в те времена продавали самое вкусное сливочное мороженое, пломбир на палочке.   Выбрал укромную тенистую аллейку с лавочкой, день рабочий, народу мало. Развернув обертку, с наслаждением лизнул. Я лизал и рассматривал плывущие по небу причудливые кучевые облака, вспоминал родной Владивосток, его туманы в это время и наслаждался ярким солнцем, прохладой аллеи и сладким комочком сливок.

Почувствовал на себе внимательный взгляд. С вами, наверное, такое случалось, а я давно убедился в энергетическом излучении глаз. Глаза обладают магическим свойством. Люди чувствуют направленный на них взгляд. Взглядом обмениваются информацией. Бывало, прелестная дева окинет взглядом, и пошел добрый молодец за ней, как бычок на веревочке, иногда на всю оставшуюся жизнь. Помните песню: «Посмотрела, как будь-то, рублем подарила, посмотрела, огнем обожгла».

Осмотрелся. Рядом никого. Наверное, почудилось, лизнул эскимо на палочке. Ощущение дискомфорта не покинуло. Причудливые облака уже не интересовали. Что за чушь, за мной слежка? Гэбешники в кустах? Смешно!  Кого могла интересовать скромная персона начальника вычислительного центра исследовательского института из Владивостока?  На всякий случай решил поменять лавочку, чем черт не шутит. Опустил глаза с небес на землю. Посмотрел под ноги. Ба! Так вот они коварные агенты вражеских разведок, с фотоаппаратами в каждом глазу, виновники  моего беспокойства. Как же они впились в меня глазами. Вот кто заставил струсить нормального человека, весом под 90 килограмм,  готового даже поменять место дислокации, простите, лавочку.

В метре от моих ног, на теплом асфальте, полукругом, расположились московские воробьи. Серенькая, не прихотливая птичка. Много. Сидели молча, не чирикали, не прыгали,  сверлили взглядом. Их головки вытянуты, взгляды прикованы к мороженому,  тянутся, словно подсолнухи к солнцу.

Смотрелись они забавно, мои плавные движение их не пугали, их интересовало мороженое. Вид пичуг ожидающий. Впечатление такое, что они потеряли инстинкт самосохранения, благо кошки поблизости нет.

Ну, как не пожалеть этих воробышек. Надо угостить. Отломив кусочек, бросил воробьям. Какая тут же случилась драка, крошка одна — воробьев много. Они грозно расчирикались, пытаясь пробиться к крошке, ну словно алкоголики к заветной бутылке в магазине во времена Горбачевского сухого закона.

Скормил все мороженое. Воробьи клювиками выпивали таявшее мороженое с асфальта досуха, каждую каплю.  Так в компании московских воробьев откушал сладкое. Большая доля досталась воробьям.

Пассажиры начали вспоминать, рассказывать другие забавные истории. Торговка мороженым больше не приходила, наверное, все расторговала.

Остановка «Моргородок», оповестил динамик. Шиза вылезла из-под лавки, потянулась, подставила шею хозяйке и на поводке пошла домой.

Автор: Василий Иванович Мыльников

Реклама

Комментарии

Вам будет также интересно

Синонимы к слову «сладкоежка»

Все синонимы к слову СЛАДКОЕЖКА вы найдёте на Карте слов.

Как я провела свои летние каникулы

Все началось с того, как прозвенел последний звонок... В те минуты я понимала, что начинается оно безумное, счастливое лето, которое я ждала 9 месяцев.. На волне радости и ожиданий чего-то счастливого я собрала свои вещи и предвкушала чудесный запах поездки...

Читать далее...

Он и она

Встреча двух людей, которых некогда разделила пропасть. Он обижен на неё, она до сих пор таит злобу на него. Однако сердца и тела помнят лучшие дни...

Читать далее...

Пимпочка Джона Крума

В конце 90-х одна симпатичная девушка из глухой тайги добралась до Транссиба где-то в районе Забайкалья с целью подсесть на поезд, идущий во Владивосток. Проводница подошедшего поезда объяснила ей, что свободных мест нет, кроме одного в двухместном люксе...

Читать далее...

История Миши и Ксюши

Все пошли на улицу курить, а в это время на веранде был пьяный Славик (друг Миши), он разговаривал с Мариной (сестра Ксюши), пытался помочь достать помидоры в банке, его изрядно покачивало и все не раз предлагали отвезти его домой, но он упорно отказывал, ссылаясь на то что он трезвый...

Читать далее...

Судьба?

Утро. Не люблю утро, особенно раннее. Но в этот майский день я решила войти с улыбкой, ведь впереди у меня была такая долгожданная поездка в город грехов и великих художников Амстердам...

Читать далее...

Добавить статью

Приглашаем вас добавить статью и стать нашим автором

Поделитесь с друзьями

Статистика

©  Интернет-журнал «Серый Волк» 2010-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу журнала.