Треспасс Дженерейшн

        
         оставить комментарий

Треспасс Дженерейшн

Когда не думаешь, многое становится ясным

 (цитата из фильма «Поколение Пи»)

Не успело отгреметь в Венеции (68 Венецианский кинофестиваль прошел на острове Лидо с 31 августа по 10 сентября нынешнего года), как уже все звезды стали в гости к нам, в Торонто.

В тридцать шестой раз в Торонто пришел кинематографический праздник. С 08.09.2011 по 18.09.2011 TIFF представил на суд кинопрокатчиков и просто зрителей лучшие киноновинки нынешнего года. Разнообразие фильмов радовало глаз и грело душу — в ожидании очередного киночуда толпы киноманов выстраивались у касс, а билеты таяли, как снег ранней весной.

Звездный состав кинофестиваля поражал воображение: Роберт де Ниро, Джордж Клуни, Клайв Оуэн, Джейсон Стейтем, Брэд Пит, Николь Кидман, Николас Кейдж, Кира Найтли  и др.

За 11 фестивальных дней можно было посмотреть более 300 фильмов — это ли не удача для истинного поклонника кино! 

Современного искушенного зрителя трудно удивить, но на торонтовском фестивале программа была действительно захватывающей:  тут и документалистика, и мировые премьеры (около ста) с мировыми звездами на красной дорожке — традиционно здесь собрались сливки киноиндустрии, а в качестве жюри выступили зрители.  Но обо всем по порядку.

Фестиваль в Торонто впервые прошел в 1976 году, и с тех пор не изменял своей политике: отбирать лучшие ленты со всего мира и других киносмотров, чтобы представить их широкой публике. Зрители метались от зала к залу, пытаясь  объять необъятное — отборщики потрудились на славу.

Программа «Гала-премьеры» собрала как самые громкие премьеры Венецианского кинофестиваля («Мартовские иды» Джорджа Клуни, «Опасный метод» Дэвида Кроненберга, W.E. Мадонны), так и новые фильмы. Среди них любопытна лента «Таинственный Альберт Ноббс», в которой сценаристом и продюсером выступила Глен Клоуз. Она же сыграла и главную роль — женщины, вынужденной притворяться мужчиной около 30 лет. Компанию Клоуз составили Миа Васикоска, Джонатан Риз Майерс, Аарон Джонсон и другие актеры.

Также огромный интерес публики вызвала  драма Кристофа Оноре «Возлюбленные» с Катрин Денев, Кьярой Мастрояни, Людивин Санье, Луи Гарелем и Милошем Форманом. Особое место в программе занял  триллер «Треспасс» (Trespass) по сценарию Карла Гайдуса (сериал «Мёртвые, как я») американского режиссера Джоэла Шумахера (Joel Schumacher). Среди других фильмов — комедия с Оливией Уайлд, Дженнифер Гарнер и Хью Джекманом «Как по маслу», декадентский триллер «Пробуждение» с Ребеккой Холл, пикантная картина «Без истерики» (про изобретение вибратора) с Мэгги Гилленхол и Хью Дэнси, новые работы Джерарда Батлера, Джейсона Стэтхема, Николаса  Кейджа, Мишель Уильямс и Джейн Фонды. Новый фильм Люка Бессона «Леди» о политической активистке из Мьянмы привлек внимание огромного количества зрителей, которые простояли в очереди (!) на гала-показ свыше двух часов. Это картина  о жизни Аун Сан Су Чжи (Aung San Suu Kyi), которая занималась политикой, была лидером оппозиции против насилия в Бирме. В 1991 году она получила Нобелевскую Премию. За многочисленные заслуги в 2008 году ее наградили Золотой медалью Конгресса США. Также в сюжете фильма проскальзывает и любовная линия. Аун влюблена в Майкла Ариса (Michael Aris). Но она жертвует своим счастьем ради благополучия народа. Но ничто их не разлучит. Героиня фильма — один из современных символов демократии.

В фильме отлично отснятые сцены. Режиссер показывает и всю силу переживаний, и великолепные пейзажи страны. В главной роли снимается Мишель Йео (Michelle Yeoh), которая проявила себя как профессиональная актриса в приключенческих фильмах. Но из-за участия в этом фильме дорога в Бирму ей отныне закрыта.

Рой Томсон Холл был заполнен практически полностью, а появление Люка Бессона  и Мишель Йео зал встретил громкими аплодисментами.

Сразу шесть русскоязычных лент были отбраны для показа  в рамках TIFF, остановлюсь коротко на трех: это уже успевшая стать знаменитой картина «Елена» Андрея Звягинцева, получившая в Каннах спецприз жюри в программе «Особый взгляд» (программа «Современное мировое кино»)  Фильм американского режиссера российского происхождения Виктора Гинзбурга «Generation П» («Поколение  Пи»), удостоенный специального упоминания жюри на кинофестивале в Карловых Варах, включили в программу «Авангард». Режиссер фильма с надеждой ждет подведения итогов кинофестиваля, так как считает, что судьба его картины решится именно в Торонто.

Александр Сокуров и его «Фауст» прозвучали  в блоке «13 фильмов от мастеров кино». Этот фестивальный фильм занимает особое место в списке российских фильмов — деньги на него постоянно заканчивались, несмотря на личную поддержку  ВВП.

Плотный график просмотров не позволил посмотреть  все представленные кинокартины, поэтому  остановлюсь на двух запоминающихся  и в чем-то схожих лентах: «Trespass» и «Generation П» производства США и России. 

О фильме Виктора Гинзбурга  «Поколение  Пи» не написал только ленивый российский критик. Я же сейчас нахожусь не в России, а далеко за ее пределами — в Канаде, в Торонто,  и отодвинутая за океан российская действительность предстала передо мной в своем неприкрытом  противоречии  на экране  зрительного зала кинотеатра AMC Yonge DUNDAS.

Сразу оговорюсь — не читала. Осознанно или нет, передать не могу, но как-то все время хотелось оставить «на потом» погружение в пелевинскую атмосферу  девяностых, тем более что эти самые девяностые до сих пор хранятся в моей памяти в виде отнюдь не самых приятных воспоминаний. Поэтому, находясь здесь, в Канаде, посчитала себя счастливой лицезреть визуализированную версию столь популярного культового романа в нетрадиционном видении западного режиссера.

Идею  фильма коротко можно описать так:  Вавилен Татарский ( Виктор Епифанцев), молодой человек, поэт, выпускник литературного института, оказавшись в водовороте исторических событий, последовавших за развалом СССР, вначале торгует в палатке сигаретами ( как и миллионы бывших российских граждан того времени), затем  становится модным рекламным криэйтором и пытается познать тайну своего призвания… через мариухуану, дружбу с «красными пиджаками», сильными мира сего и т.д. Вместе с десятками миллионов бывших советских граждан, один раз увидевших и навсегда полюбивших  «Пепси-колу, « «Сникерс» и жвачку,  он с головой  ринулся строить для себя  волшебную  жизнь, маячившую за океаном, состоящую из небоскребов, индекса Доу-Джонса и дорогих автомобилей.  Не он один спешил насытиться — все спешили, хотели построить новую жизнь быстро и сразу, времени на раскачку не было, доступ к легким деньгам  мог прекратиться так же быстро, как и появился.

Финал фильма — затянутый алкогольный сон Татарского, в котором под мусульманские напевы  он видит себя богом телевидения и мира.

Перечитав  огромное количество рецензий на фильм «Д…П..», остановлюсь на самых, как мне показалось, интересных, и некоторые выдержки из рецензий цитирую дословно. Поистине, сколько людей, столько и мнений, что свидетельствует об интересе к «Д..П..» — прямопротивоположные мнения критиков и профессионалов от кино  свидетельствуют о том, что фильм еще будет пересматриваться.

Kinokadr.ru   Роман Корнеев

 «…Некогда искромётный текст, неплохо, с некоторыми «но» читающийся до сих пор, в киноверсии потерял вообще какую бы то ни было остроту и новизну, клиповый монтаж весь ушёл в длинноты, в зале за весь сеанс не засмеялся никто. Ни разу…»

Ruskino.ru.   Светалана Степнова

 «…Тем, кого это не шокирует, определенно стоит попробовать посмотреть эту необычную, но вполне понятную среднестатистическим зрителям картину…»

Startnovosti.ru   Soundwave

«…Кино, посвященное брэндам и рекламщикам, изо всех сил пытается быть чем-то большим и осмысленным. При этом не имеет ни начала, ни конца повествования — забывая отвечать на многочисленные всплывающие, как у зрителя, так и у героев фильма вопросы. Запутывая все сильнее, лишенное развязки действие, заунывно тянется через несчетное количество персонажей — фильм ими перегружен настолько, что даже интереса разобраться в этих личностях практически не возникает. При этом стоит отдать должное технической части — снял Гинзбург действительно качественно, визуальная часть, включая даже графику, смотрится на удивление хорошо…»

А теперь непосредственно о Кино, тем более, что, с точки зрения книги, которую я искренне не читала, обсуждение не превратится в исключительно неблагодарное занятие по отношению к обоим художникам — писателю и режиссеру.

Первые кадры — появление лодки с Нептуном сразу рождает в подсознании яркие ассоциации, однако,  с мысли сбивает фальшивый закадровый текст.  Документальные кадры танцующего маленького Майкла Джексона — снова надежда…

Простой,  понятный, как школьный учебник, пересыпанный праведными философскими цитатами и ругательствами от Пелевина, незамысловатый характер повествования  вначале возмутил меня — ну вот, очередная российская чернуха.  

Фильм оказался по своему содержанию  наивный, ведь действительность была гораздо страшнее — убивали пачками, хоронили рядами.  Режиссер пожалел зрителя, смягчил действительность, украсив ее по-детски наивными компьютерными эпизодами  потусторонних переговоров и мистификаций, лубочными персонажами. Эти персонажи живут каждый своей жизнью, иногда поддерживают самих себя закадровым текстом, периодически теряются, затем снова появляются ниоткуда, нарушая основной закон кино — если в кадре появилась дверь, значит, она обязательно откроется.    

Вместе с тем нельзя не отметить, что режиссером была проведена колоссальная работа над историческими деталями, скрупулезно выверен на историческую «похожесть» каждый предмет, попадающий в кадр. Напрашивается вопрос: Гинзбург — производитель рекламных роликов и Татарский — статист рекламного бизнеса. Не здесь ли кроется интерес снимать кино о непонятой и непонятной  России?

Умные мысли, произосимые Татарским и «голосом за кадром», которые так любит цитировать народ, опять-таки пелевинские: «Не бойся показаться дураком — бойся показаться очень умным» — т.к сценарий писался строго по тексту.

Все остальные персонажи фильма сыграны российскими медийными  звездами или актерами сериалов. Отчего-то всегда видно, что играют «наши». Звук ли студийный, построение ли кадров, неумение искренне произнести простейшую фразу, заниженный бюджет — что мешает снимать хорошее кино? Над этими вопросами пока еще ломают головы исследователи российского кинематографа.

Режиссура отличается от постановки тем, что у режиссера ( да простят меня за вольность читатели)  всегда есть в рукаве неожиданный режиссерский ход. К сожалению, у Гинзбурга рукава были пустые. Все ходы ( рельефное украшение в виде богини Аштар на фасаде арки, змея, обвившаяся вокруг мухомора,  фальсификация переговоров Б…го  и Р…ва, и др. попытки объяснить происходящее за кадром) — экранизация пелевинских эпизодов.  Проведу аналогию: поют сегодня многие, но зритель всегда отличит талантливого исполнителя от местечкового любителя. Ведь главное, не Что поешь, а Как?  Чувства и ощущения от того, как снято, в кино всегда выше любого содержания. К середине фильма чувств уже не было, а интрига от просмотра в конце концов обернулась большим эстетическим разочарованием.

Правда, в зале передо мной сидела российско-американская дама средних лет. Так вот, она все полтора часа беспрерывно хохотала. Что свидетельствует о том, что фильм ей очень понравился.

После просмотра началось обсуждение. Режиссеру Виктору Гинзбургу задавали вопросы из зала. На вопрос: почему в фильме присутствутет так много  ругательств, он ответил: «Русские очень любят слово «п...ц». Это он повторил со сцены раз десять.

Дальше я слушать не стала.

Практически одновременно с просмотром в рамках TIFF уже упомянутой российской ленты в исполнении российско-американского режиссера, посмотрела  триллер «Треспасс» (Trespass) Джоэла Шумахера (Joel Schumacher), ранее снявшего успешные фильмы »Телефонная будка», «Время убивать» и т.д.   «Треспасс» в Венецию не попал, и впервые можно было увидеть  новую картину Д. Шумахера именно в Торонто..  Информация об этом фильме в прессе оказалась скудной — различные сайты пересказывали  синопсис фильма. Мировая премьера в кинотеатрах  назначена  на 14 октября 2011 г.

Ожидался фильм о том, что может случиться с человеком, который достиг великой американской мечты — мечты, к которой также стремился в «Поколении Пи» Вавилен Татарский.

Семья Миллер ( муж — Николас Кейдж, 7 млн. долл.за роль, жена — Николь Кидман, дочь — Лиана Либерато) имеет все — ухоженные дом и сад, прислугу и сейф, набитый деньгами, бриллианты и шикарные автомобили — в общем, все, что положено иметь процветающему бизнесмену и его супруге.

Однажды в их дом врываются четверо разгневанных бандитов, имеющих различные семейные, материальные  и бытовые проблемы, которыми они делятся с членами богатой семейки, а когда не находят у них понимания, начинают крушить все подряд. Заложники (Кейдж, Кидман и Лиана) не успевают прийти в себя от шока, а поэтому их жесты часто театральны, смешны и неестественны.

Не буду загружать мозг читателя перечислением фильмов о заложниках — напомню о нескольких:  «Собачий полдень», «Верный», «Воздушная тюрьма», «Переговорщик», «Скала», «Телефонная будка» — все эти фильмы отмечены публикой как достойные произведения.

Но вернемся к нашему новому фильму.

В первых кадрах фильма гл.герой Кайл ( Николас Кейдж) находит у порога своего дома чужую зажигалку, тем самым намекая нам, что сейчас начнется самое интересное…Интересное так и не началось. Как хорошо известно поклонникам кино, превращение материи в дух и является первопричиной удовольствия, доставляемого произведением искусства. На этот раз Д.Шумахер решил не заморачиваться всякими артклассическими приемами, и пошел простым путем: уговорил сниматься первоклассных артистов Николаса Кейджа (The Wicker Man) и Николь Кидман (Bewitched), пригласил неплохого оператора ( Анджей Бартковяк — Andrzej Bartkowiak), потряс своим именем перед продюсерами, затем смешал в блендере  зубы, иск.кровь, локти, волосы и ноги, слегка поджег (а тут и бензин неожиданно появился из кустов) — и вот, фильмец готов!

Понятно, что 7 млн. долларов на дороге не валяются, и Кейжда понять можно — только, видимо, очень ему не хотелось выходить на работу (ну, бывает, каждый знает!).

Да, что еще? Как и наши, «ихние» также любят одно слово ( назовем его «ф…к») по тридцать раз за экранную жизнь произносить.

Что ж, и на старуху бывает проруха…

Cуществует легенда, что в  период творческих кризисов голливудским сценаристам и режиссерам продюсеры рекомендуют  пересматривать шедевры мирового кинематографа — «Кентерберийскую историю» (A Canterbury Tale, 1944) и «Я знаю, что делаю!» (I Know Where I'm Going!, 1945)  Майкла Пауэлла и Эмерика Прессбургера.

Видимо, и на этот раз будет не лишним вспомнить все.

Ирина Дарахвелидзе

Реклама

Комментарии

Вам будет также интересно

Книги против фильмов

Небольшой материал, в котором представлено небольшое сравнение художественной литературы и кинематографа.

Читать далее...

Рецензия на фильм Диктатор / The Dictator (2012)

Недавно я посмотрел скандальный и нашумевший фильм Диктатор. Хочу поделиться своими впечатлениями и мыслями, которые возникли у меня после просмотра.

Читать далее...

Сны по Андрею

Накануне семьдесят девятой головщины со дня рождения выдающегося советского и российского кинорежиссера Андрея Тарковского специально для зрителей и читателей портала «Эпос» кинорежиссер Александр Наговицын рассказывает о своих встречах с великим Мастером и предлагает нашему вниманию свой документальный фильм, посвященный юбиляру.

Читать далее...

Невозвращенцы

Премьерные показы фильмов проекта «Фронтлайн» стали доброй традицией для петербургского пресс-клуба «Зеленая лампа». Правда, обычно в рамках этого проекта гостям клуба демонстрируют ленты, снятые, в соответствии с названием акции, на «переднем крае» схватки Добра со Злом, в одной из многочисленных «горячих точек» нашей несчастной планеты.

Читать далее...

Торонто

Небоскрёбов белые грибы,
Улицы даны графлённой сетью.
Жить уютно. Не играй со смертью.
Сколь Янг-стрит удобна для ходьбы?

Читать далее...

Добавить статью

Приглашаем вас добавить статью и стать нашим автором

Поделитесь с друзьями

Статистика

©  Интернет-журнал «Серый Волк» 2010-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу журнала.