Путь к искуплению

        
         оставить комментарий

Владимир был обычным мужчиной. Разве что любил себя очень — поэтому в жёны взял себе тихую и спокойную Татьяну. Жила их семья, как все. Бывали и горести и радости. Рождение дочери вместо того, чтобы сблизить супругов, ещё больше их разделило. Татьяна — домашняя и спокойная женщина полностью растворилась в воспитании ребёнка, а Владимир — всё чаще стал задерживаться на заводе, где он работал инженером. Молодого и перспективного мужчину всегда готовы были утешить и друзья с пивом после работы и незамужние девчонки из цеха, которым льстило внимание не последнего человека на заводе. Женщины и выпивка, выпивка и женщины — Татьяна дочь растила одна. Разве что по праздникам их семья обиралась за столом. Но семьёй их сложно было назвать. Чужие люди, объединённые одной крышей и фамилией.

Неизвестно сколько бы так продолжалось ещё, если бы Владимир не начал поднимать руку на жену. Впервые он ударил Татьяну, когда та спросила его, где он был в День Рождение дочери. «Где был! Не ваше дело!!! Забыли, кто вас кормит и одевает?!!» — кричал он заплаканной жене и испуганному ребёнку.  О дне рождение он просто забыл, но не показывать, же это!!! Были дела и поважнее — сосед машину купил, обмывали, чтоб ездила хорошо.

После этого случая раз переступив черту и почувствовав вкус насилия мужчина стал периодически устраивать как он говорил «профилактику в баском коллективе». Татьяна плакала и терпела, но когда дочка на первый звонок в 4 классе пошла с синяком под глазом — терпение женщины лопнуло.  Скромная, тихая, спокойная, сжимаемая как пружина — Татьяна выпрямилась и стала другой. Развод, никакого примирения, раздел имущества.

Суд оставил 2-х комнатную квартиру матери и ребёнку. Владимир, постепенно понимая, что наломал дров и оказался на улице, всё же был вынужден собрать свои вещи и съехать.

Так начался период его скитаний. Во всём обвиняя жену и дочь, он всё чаще стал искать утешение в рюмке. Выговоры от начальства, а вскоре и увольнение с завода. Тут оказалось и невесты больше не выстраивались к нему в очередь. А кому он был нужен немолодой, неперспективный спивающийся безработный инженер? И если раньше Владимир выбирал, какую же невесту осчастливить благосклонным взглядом, то теперь и кривая Милка буфетчица была неплохой партией.

Шли годы. Где-то в одном с ним городе росла его дочь и жила бывшая жена. Но Владимиру было не до них. Он так и не помнил Дня Рождения дочери.

Всё чаще мужчина стал замечать, что предметы в его глазах двоятся и расплываются. Слова врача из городской поликлиники прогремели, как гром среди ясного неба — «Вы скоро ослепнете». Полгода, и Владимир стал инвалидом 1-й группы по зрению.

Буфетчица Милка выгнала его со словами, что в сиделки к нему не нанималась, она ему не жена. Тогда Владимир вспомнил о бывшей жене Татьяне и дочери, пришел в свой бывший дом, но там ему не были рады. «Вспомнил о нас, когда больше никому не нужен… А где ж ты был раньше?! В нашей жизни тебе места нет!» — твёрдо отрезала Татьяна.

Владимир долго думал, сидя на лавочке у подъезда,  что случилось с его бывшей женой, где та добрая, ласковая, немного затурканная женщина, боящаяся даже глянуть не так, не то, чтобы слово сказать.

Ничего не дал и разговор с дочерью. «Мы — чужие. И ты мне не отец! Я никогда не забуду слёз матери…»

За маленькую пенсию Владимиру пришлось и угол снимать у чужих людей, и питаться, и покупать лекарство. Мир, потерявший краски, оказался ещё и жестоким. И потянулись серые бесцветные дни, наполненные болью и одиночеством. Куда делись друзья ресторанные, дамочки накрашенные? Со своей бедой и болью Владимир остался один.

В больницу инвалида забрала «скорая», вызвали хозяева. Истощение, апатия и операция на ногах. 

После операции Владимир лежал, стиснув зубы от боли. Жить не хотелось. Бесцветный мир, наполненный болью и одиночеством. Вдруг его головы коснулась чья-то рука. «Мужчина, давайте я Вам подушку поправлю…» Так в его жизни появилась сестра милосердия — волонтер Нина. Женщина много времени проводила возле его койки. Согревала добрыми словами и невидимой улыбкой. Владимир не знал, как она выглядит, но она была самой светлой и чистой в его беспутной жизни. Они много говорили. Вернее, говорил Владимир. Однажды он решился и рассказал Нине о том, как он стал тем, кем был сейчас, о бывшей жене и дочери. Тогда впервые он признался себе, что во всём виноват сам. Нина молчала, слушала. «Теперь ты уйдёшь? Я противен тебе…» «Все мы совершаем ошибки. Но важно осознавать их и каяться…»

Через месяц Нина забрала Владимира из больницы к себе домой. Она ухаживает за ним. Когда её долго нет с работы, Владимир напряжённо вслушиваются в тишину за дверью. Переживает и волнуется. Нина устроила ему встречу с бывшей женой и дочерью, он попросил у них прощения, и сказал, что очень виноват перед ними. Женщины долго недоумевали таким переменам в бывшем муже и отце. Неужели изменился и действительно всё осознал?

И когда Владимир обречённо произносит «Я только обуза для тебя…» Нина смеётся и отвечает — «Обуза, зато самая родная и любимая!»

Говорят, люди внутри не меняются. Но хочется верить, что время и жизненные испытания Владимира изменили его, а не безвыходность положения. Его слова о прощении искренни и грехи прошлого он действительно осознал. Любовь, крылом милосердия, растопила и его лёд на сердце, сделав его другим человеком.

Авторский материал Ольги Шевцовой.

Реклама

Комментарии

Вам будет также интересно

Неравный брак

Никто не думал, не гадал, что выпадет жребий одной девушке, выйти замуж за мужчину, старше себя на много лет. Разница была налицо...

Читать далее...

Моя тёща

Дверь мне открыла невысокая сухощавая пожилая женщина и, увидев незнакомца, начала выяснять, кто я, откуда, и к кому пришёл. Я успел только представиться: «Володя». «Что ещё за Володя?» — проворчала у меня за спиной Вера Ивановна. На этом, собственно, знакомство и закончилось.

Читать далее...

Любовники — это наше все?

Заходила вечером соседка. Плакалась, что сексуальной жизни нет, что муж или работает или в играет в компе, что вот, было бы хорошо, если бы он после работы сидел бы с ней на кухне и они разговаривали бы, разговаривали бы...

Читать далее...

Жизнь после смерти

«Все счастливые семьи похожи друг на друга», — написал наш Толстой. И все соглашаются с ним. А я поняла, что и несчастные похожи. Сколько вас, переживших, переживающих и тех, кому это еще предстоит пережить. Смерть отношений это смерть отдельного человека.

Читать далее...

Один час из жизни женщины

Она в очередной раз смахнула невидимые слезы с глаз. За что? Почему он так себя ведет — как будто любимая женщина — пустое место? Грубо. Не выбирая выражений. Не думая, как она воспримет его жесткий тон...

Читать далее...

Добавить статью

Приглашаем вас добавить статью и стать нашим автором

Поделитесь с друзьями

Статистика

©  Интернет-журнал «Серый Волк» 2010-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу журнала.