Павел Дмитриевич Барановский — хранитель каменной летописи Отечества

        
         оставить комментарий

Павел Дмитриевич Барановский — хранитель каменной летописи Отечества

«Уважение к минувшему —

вот та грань, ко­торая

отделяет культуру от варварства»

(А. С.Пушкин)

В современном мире немало средств тратится на то, чтобы стереть у русского на­рода историческую память, чувства патриотизма, моральную частоту, духовность. Ивана­ми, не помнящими родства, легче управлять, превращая в зомби. И ставка на молодость. Нелегко противостоять этой массовой антикультуре, но делать это необходимо.

В недалеком прошлом в память о важных исторических событиях люди возводи и памятники, храмы, и таким образом писали каменную летопись как наиболее долговеч­ную. Немало вихрей исторических пролетало над Россией, сметая даже каменные соору­жения и оставляя руины. И надо быть истинным подвижником, чтобы целью своей жизни ставить сохранение памятников архитектуры, самой исторической памяти — по крупицам восстанавливать утраченное. Такова доля реставраторов. Среди таких подвижников земли русской достойно занимает имя моего земляка Петра Дмитриевича Барановского.

Родился Петр Дмитриевич в феврале 1892 г. в селе Шуйском Вяземского уезда Смо­ленской губернии в семье безземельного крестьянина-ремесленника. Детские и юношеские годы прошли в окрестностях Дорогобужа. Окончил Московское строительно-техническое училище в 1912г., а затем 1918г. — Московский археологический институт по отделению исто­рии искусств. Из-за нагрянувших в 1917г. социальных потрясений и военных событий дея­тельность Петра Дмитриевича трансформировалась в благородный и животворный труд по спасению и сохранению памятников материальной культуры. В автобиографии П.Д.Барановский сообщал о себе:

1918г. назначен руководителем реставрации Ярославских памятников архитектуры.

1922г. — поручена организация музея в Коломенском, до 1933г. был директором, вел научно — исследовательскую и реставрационную работу по архитектурным памятникам.

В 1934г. репрессирован Коллегией ОГПУ от 2.04.1934г. по статье 58 п. 10.11 и послан в Сибир­ский лагерь в г. Мариинск, где был назначен помощником начальника Стройчасти. В 1936 г. досрочно освобожден.

В 1937г. приглашен научным руководителем реставрационных работ в музей Троице — Сергиевой лавры в г. Загорске (ныне г. Сергиев-Посад).

С 1938-1941гг. вел реставрационные работы на Кавказе. За свою деятельность в годы Вели­кой Отечественной войны получил правительственные награды: по постановлению Президиума Верховного Совета СССР от 5.6.1945г. медаль «За доблестный труд в Великой Отечествен­ной войне» п от 2.5.1946г. Медаль «За оборону Москвы».

В 1945 г. приглашен в институт истории академии науки СССР старшим сотрудником.

За строками автобиографии жизнь, которую всю без остатка, П.Д.Барановский положил на алтарь Отечества.

Взглянув на карту городов и весей, где к памятникам архитектуры коснулась рука и душа П. Д. Барановского, удивляешься, как можно за одну жизнь так много успеть. Не мень­шим бы был перечень объектов реставрации при участии Барановского и его учеников в сто­лице нашей Родины — Москве. Он спас Казанский собор. Благодаря чертежам, выполненным Петром Дмитриевичем, разрушенный в 30_ые годы храм был восстановлен и освещен в 1994г.

П. Д. Барановский за свою долгую жизнь реставрировал 80 памятников архитектуры, исследовал более 70 памятников. Это был романтик от реставрации.

По моему мнению, архитектурный облик моего родного города Вязьма, определяет уникальный памятник архитектуры — трехшатровый каменный храм Одигитрии  Иоанно — Предтеченского монастыря, возведённый в XVII веке.

Дивный облик Одигитрии — это визитная карточка нашего города. Забота о его сохра­нении в судьбе П. Д. Барановского прослеживается на протяжении всей жизни, поскольку ве­лика уникальность памятника. Он сравнивал храм Одигитрии с Московским храмом Рождества Богородице в Путинках, но считал его «позаделистей». Похожая по архитектуре церковь Дивная сохранена в Угличе. По изяществу и мастерству каменных работ Одигитрия превос­ходит даже храм Василия Блаженного в Москве. Об этом можно прочесть в романе эссе «Па­мять» В. Чивилихина. Ещё в 1912, 1920, 1943гг. Барановский выполнил обмер и проекг рес­таврации храма Одигитрии. В 1963-1964гг. был выполнен технорабочий проект, иссле­дование и осуществление работ по консервации и реставрации Одигитрии. В 1976 — 1980гг. реставрация Одигитрии проводилась при непосредственном руководстве П.Д.Барановского.

Сегодняшний великолепный вид храма чарует каждого, пред чьим взором он предста­ёт. А старые фотографии показывают, как время повлияло на памятник архитектуры.

В Смоленске П.Д.Барановский воскресил к жизни древние храмы XII в.: Архангела Михаила (Свирская церковь), церковь Петра и Павла, принимал участие в реставрации храма Иоанна Богослова.

Одно из великих деяний Петра Дмитриевича создание первого в стране музея под открытым небом — Коломенского. Почти все исторические здания Коломенского реставрировались при участии Барановского.

Однако уже скоро Петр Дмитриевич навлек на себя недовольство властей. Слишком уж рьяно он выступал за сохранение церквей, монастырей, часовен, которые теперь считались «очагами мракобесия». Несмотря на все усилия, Барановский не смог отстоять Казанскую церковь на Красной площади — она была снесена. Но перед этим Петр Дмитриевич тщательно обмерил все здание, и благодаря его чертежам храм был воссоздан в 1993 году.

Сносом Казанского храма дело не закончилось. На Красной площади, ставшей местом проведения пролетарских демонстраций, нет места церквям — так решило правительство. Было принято постановление о сносе величайшего памятника архитектуры — храма Василия Блаженного. Петр Дмитриевич со всей своей энергией пытался противостоять этому решению, обращаясь во все инстанции; он даже послал телеграмму самому Сталину — и попал под следствие за антисоветскую деятельность. Барановский был осужден и приговорен к ссылке в Сибирь. Перед отправкой ему позволили увидеться с женой. Первый вопрос Петра Дмитриевича был о храме Василия Блаженного. Узнав, что храм все еще цел, Петр Дмитриевич со спокойным сердцем отбыл к месту заключения.

Отбыв срок, Барановский возвращается в Москву. В послевоенные годы он занимается Андрониковым монастырем. Этот древний монастырь, в котором работал гениальный Андрей Рублев, сильно пострадал в первые годы советской власти: в нем находилась колония для беспризорников, а все монастырское кладбище, в том числе и могила Рублева, было уничожено. Петру Дмитриевичу удалось найти плиту с могилы Андрея Рублева и установить точную дату его смерти.

Где бы не был П.Д.Барановский: на Севере, спасая памятники деревянного зодчества (результат — музей под открытым небом в Коломенском) или в ссылке в Сибири — душа его возвращалась в колыбель судьбы архитектора-реставратора — в Болдино. Его первая работа была связана с Болдинским монастырем под Дорогобужем. Монастырь, основанный в 1530г. Герасимом Болдинским и возведенный знаменитым мастером каменных дел Федором Конем, очаровал П.Д.Барановского ещё в 12-летнем возрасте, когда он побывал там с отцом. А в 19 лет, в 1911г., по поручению Московского археологического общества он начал заниматься об­мерами и исследованием памятников Болдинского монастыря. В 1943г. архитектурный ан­самбль монастыря был взорван немецкими захватчиками. В 1963-1964гг. Барановский соста­вил рабочий проект консервации руин.

О Барановском можно сказать, что он — основоположник русской практической школы реставрации. Он высоко ценил достижения русской строительной школы. С 1923 по 1962 г. им были собраны сведения о 1700 мастерах — строителях и руководителях строительного дела с XV по XVII в.в., включая несколько зодчих более раннего периода (с XII века).

Барановский сформулирован принципы, ставшие нормой и законом для реставраторов России:

— судьба памятника определяется его историко-художественным значением;

— практические мероприятия по сохранению и использованию памятника могут осуще­ствляться только по решению научно-коллегиального органа (научно-методического совета);

— реставрация памятника возможна только при полной научной обосновленности;

— памятники сохраняются для ознакомления и изучения их широкими массами населе­ния;

— музейное использование — самая демократичная форма приспособления памятника.

Эти положения бытовали у нас на несколько десятилетий ранее, чем научная междуна­родная общественность узаконила их в специальном документе, в так называемой Венециан­ской хартии, принятой в мае 1964 г. в Венеции на II Международном конгрессе специалистов по сохранению сооружений и монументов.

Активная подвижническая жизнь Петра Дмитриевича всегда привлекала к нему много хороших, талантливых людей. Так восстановлением каменного шатрового храма Введения в Болдино и реставрацией колокольни путём «склеивания» сохранившихся фрагментов древней кладки занимался его ученик А.М. Пономарев, избравший реставрацию и архитектуру делом своей жизни. Он вспоминал о Барановском: « Я думаю, всю жизнь он был с Богом. Вряд ли он был церковным человеком, ни разу не видел я его молящимся, да и не помню, чтобы он кре­стился, входя в действующий храм. Но он всей своей жизнью и служением делу как никто, пожалуй, из наших соотечественников, потрудился во спасение христианской культуры».

Восстает из руин Троицкий собор в Болдино, а Введенский храм, колокольня сияют своим благолепием, идет своим чередом монастырская жизнь, но дел для молодых рук и душ ещё много.

Личность П.Д.Барановского, как и спасаемые им памятники архитектуры, была уникальной. Величайшая скромность, огромные и глубокие знания в различных областях (архитектуры, археологии, истории, геологии, материаловедения) поражали многих. Он был настойчив, неутомим и тверд, когда вопросы касались сохранения памятников. Зна­комство с П.Д.Барановским при его жизни многим определяло их судьбу. Так было с Вик­тором Евгеньевичем Кулаковым, кому мы обязаны вторым рождением усадьбы Хмелита в Вяземском районе.

Умер П.Д. Барановский 12 июня 1984г., похоронен в Донском монастыре в Москве. Примечательно, что на памятнике на его могиле в виде каменной глыбы изображена пти­ца Феникс (как на гербе города Вязьмы, Смоленска), она символизирует возрождение, на­деюсь, и исторический памяти, и России.

«Его подвижничество — пример служения Отечеству», — написано на мемориальной доске на родине П. Д. Барановского в селе Шуйском, этими словами подведен итог всей жизни и деятельности П. Д. Барановского, архитектора, реставратора, археолога, истори­ка — человека.

Реклама

Комментарии

Вам будет также интересно

Архитектура-высота

Архитектура благосклонна
К руинам — отпрыскам своим.
Взмыв готики остановил
Небесный мир, — он дан бездонно.

Читать далее...

Биография Джона Рокфеллера

Джон Дэвисон Рокфеллер (1839—1937) — человек, чье имя стало символом богатства не только в Америке, но и во всем мире. Партнеры по бизнесу называли его «Дьяволом» за его трудолюбие, целеустремленность и набожность. Его именем пугали маленьких детей. А сам Рокфеллер всю свою жизнь гордился не своим состоянием и положением, а своей безупречной моралью.

Читать далее...

Портрет Ольги Рапай-Маркиш

Описание жизни замечательного скульптора украинско-еврейского происхожения — Ольги Рапай-Маркиш.

Читать далее...

Константин Ошлаков (Воспоминания об учителе). Новое рождение баяна

В 1940 году, по приглашению Министерства культуры Казахской ССР, Константин Кириллович приезжает в Алма-Ату и приступает к работе на республиканском радио. Функции его деятельности были такими же, как и в Абакане - сольное исполнение и аккомпанирование, но материал, с которым пришлось столкнуться Ошлакову, поразил его своей масштабностью и колоритностью.

Читать далее...

Мужчина с усами

Эксцентрик, сумасброд, псих — как только не называли Сальвадора Дали его завистливые современники. Справедливости ради надо отметить, что психическими расстройствами Дали никогда не страдал, но этот «недостаток» сполна компенсировал своими эксцентричными выходками. «Разница меду мной и сумасшедшим в том, что я не сумасшедший» — говорил художник.

Читать далее...

Добавить статью

Приглашаем вас добавить статью и стать нашим автором

Поделитесь с друзьями

Статистика

©  Интернет-журнал «Серый Волк» 2010-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу журнала.