Чужая кровь

        
         оставить комментарий

В этой темной Вселенной в положенный срок

Превращаются в прах человек и цветок,

Кабы прах испарялся у нас из-под ног-

С неба лился б на землю кровавый поток.

(Омар Хайям)

Утром я была на том месте, где чувствовала себя как дома. Там не было уютно, и даже слышался запах сырости, но именно здесь закрыв глаза и просто сидя на каменной кладке, я отдыхала, отдыхала каждой частичкой тела.

Раз.

Два.

Три.

Взмах.

Раз.

Два.

Три.

Вздох.

Раз.

Два.

Три.

— У меня ничего не получается! — сев на корточки опершись спиной на стену и прижавшись к коленкам я закрыла глаза. Лето казалось, никогда не закончится, день похож на предыдущий, а будущий день будет таким, как и сегодняшний. Я ждала так лето, грезила мечтами о море, выбраться из этого города на свежий воздух, ощутить колючую, но в тоже время мягкую траву под ногами, прятаться от знойного солнца и вдыхать соленый аромат моря, однако строя планы, мечтая ты, невольно понимаешь, что иногда все это рушится. Так я и просидела в квартире, выходя лишь изредка повидаться с друзьями.

Первые дни осени выдались дождливыми, зато сейчас лишь прохладный ветер напоминал, что лето давно позади. Я сидела на земле такого грязного цвета  и совсем не боялась выпачкаться, а здание, окружавшее меня, возвышалось на несколько метров ввысь, защищая от внешнего мира. Казалось, что стоит дунуть легкому ветерку, как кирпичная кладка посыплется на землю и останется лишь старый пошарпанный фундамент. Я прекрасно знала, что здесь находиться опасно, что никто не сможет меня тут найти, если что-нибудь случится. И даже это не могло меня испугать, ни то чтобы я была такая храбрая, ни то чтобы ничего не боялась, но именно в этом месте я чувствовала себя защищенной и уверенной в том, что никто не тронет меня. Иногда приходилось прятаться от бомжей, сидеть тихо и не высовываться, но они появлялись редко, и это стало для меня привычным делом. Что само меня пугало в этом месте, так это разные символы, нарисованные на стенах некоторых комнат. Явно здесь по лунным вечерам собирались сатанисты и проводили свои обряды: капли крови (я надеялась не человеческой), воск на полу от свечей и непонятные для меня металлические круги и фигурки. Я старалась ничего не трогать, но однажды меня будто тянуло к стальному маленькому полукругу в виде полумесяца. Я, медленно, переступая кирпичи и железяки, приближалась к нему. Протянув руку, я испугалась, вздрогнула и застыла, заглотив этот воздух наполненный пылью. Не успела я дотронуться до него, как вдруг этот предмет, как магнит, врезался в близстоящую стену. Нижняя половина полукруга была видна из стены, а верхняя — как лезвие проникло внутрь. Я как нестранно не убежала, а напротив, решила проверить, насколько сильно предмет находится в стене. Он не шевельнулся как бы я его не доставала. Разочаровавшись, я поняла, что совсем забыла о времени и мне пора возвращаться домой пока не поздно.

Белокурые волосы, завязанные в пучок на голове, черная облегающая майка на бретельках, простая красная юбка, белые гетры, кеды и никакого макияжа — так я выглядела каждое утро. Еще на часах не было шести утра, как быстро надев на себя одежду, посмотрев в зеркало (это было как определенный обряд на удачу) я открывало окно, и безо всяких усилий спускалась по пожарной лестнице вниз. Мы жили в большой квартире на тихой улице. Удачное расположение моей комнаты помогало мне без особого труда уходить и приходить домой, когда я захочу, и родители не будут в курсе, что я не в комнате. Возвращалась я также, чуть приоткрытое окно я открывала настежь и быстро без промедлений, чтобы меня никто не заметил, входила в комнату. Главное в моей ситуации появляться в комнате не позже восьми утра иначе проснувшись, отец, обходя комнаты, заметил бы, что меня нет и тогда от серьезного разговора не отвертеться.

 

— Так, так, сестренка, я решил, что такую сумму которую ты мне платишь за молчание не достаточно и поэтому теперь ты будешь платить по 2 доллара! — заявил Майкл, как только я залезла через окно в комнату.

— Что? Майкл, я и так тебе плачу по доллару каждый день, а два это уже слишком! Я ведь не миллионерка и все мои карманные деньги уходят на тебя! — я кинула сумку под кровать и стала собираться в школу.

Отношение между мной и братом напоминали войну между двумя кораблями: брат искал любую выгоду, а я в тоже время старалась атаковать не сразу, а распланируя все действия. Майкл был старше меня на два года и имел в семье определенный статус: всегда был таким хорошим ребенком, не перечил родителям, не попадал в неприятности, напротив я же искала приключений на свою голову, не проходило и дня как что-нибудь происходило. Русые волосы чуть светлее, чем у меня, голубовато-лазурные глаза, загорелая кожа и спортивное телосложение — девушки были готовы на все лишь бы он с ними хотя бы заговорил. Однако я мечтала оградить себя от его разговоров со мной.

Однако Майкл даже не собирался уходить, а напротив, подошел ко мне. Бессовестный братец взял меня за руку. Я почувствовала его решительность и понимала что все веревочки в его руках, а я как марионетка, к сожалению должна подчиняться ему.

— Ну как хочешь! Мам!

— Тихо, — зашипела я, главное сейчас было то, что бы родители, не знали, что я ухожу по утрам, — вот держи. — Мне оставалось протянуть двух долларовую купюру. — Держи!

— Ну, сестренка в этом мире выживает сильнейший!

Довольный своим успехом, Майкл скрылся с комнаты насвистывая какую-то мелодию. «Когда же это закончиться? Когда?» — прокручивала я у себя в голове, уткнувшись лицом в подушку. Я не плакала — слез уже не было, я не грустила — прошло много времени, я не радовалась — просто нечему. Год назад осенью в первых числах, когда еще те деньки, которые могут порадовать своей теплотой моя лучшая подруга Сара вместе с родителями ехала на пикник. Я видела, как она была счастлива, что родители опять вместе, что все как раньше, вот только на душе у меня кошки скреблись. Я волновалась, но не звонила, боясь побеспокоить. Я лежала на кровати и читала книгу, отвлекала себя. Я должна была радоваться за Сару, но не могла, даже ловила себя на мысли, что я не такая хорошая подруга, я не могу разделить с ней этот счастливый момент.

Удар. Скрежет колес по асфальту. Звук трескающего стекла. Замирание сердца. Что-то пошло не так. Какие-то голоса, крики, испуг. Всё…

 

Я вновь вскочила от страха. В очередной раз воспоминания возникли так же быстро, как я отключилась от реальности и заснула. Я будто погрузилась в сон и была на месте подруги. Быстрая смерть, но такая болезненная для меня. Мы с самого детства как две пиратки (так себя называли) мечтали, что поступим в один институт, спрыгнем с парашютом, спорили, кто влюбит в себя Кристофера Митона, строили планы на будущее и поклялись быть всегда вместе. Как это по-детски, но в тоже время так прекрасно. Даже спустя год я не смерилась с её смертью, она была для меня реальна, такая живая, существующая в моем воображении. Я знала, что этап восстановления будет долгим и болезненным, но я старалась, по крайней мере, пыталась не дать себе убить себя изнутри. Каждое утро я уходила в это место, я даже не предполагала, где оно точно находилась, просто знала, как туда дойти, каждое утро я лежала на земле или ходила по зданию или танцевала, сливаясь с музыкой природы.

 

Каждое утро маршрут был один: ванная комната, шкаф и зеркало, лестница, кухня. Сбиться ни в коем случае нельзя, и при этом каким-то образом надо было собрать сумку в школу. Собирать книги и тетради с вечера я перестала уже в 4-ом классе, а к 11-ому совсем все забросила. От этого каждое утро я издавала дикие крики в поиски нужной тетради.    

— Алиса, не забудь тебе после школы нужно съездить в химчистку! — в сотый раз напоминала мне мама, когда я спустилась по лестнице пытаясь засунуть в сумку неимоверное количество бумаг.

— Мам, — неуверенно начала я, — я ведь сегодня иду на вечеринку к Томи? — вероятней всего это был даже не вопрос, а утверждение.

— Алиса мы с тобой об этом говорили миллион раз, и ты знаешь мой ответ!

— Правильно, мама, нечего ей гулять, пусть дома сидит! — подлил масла в огонь Майкл.

— Ну, мам!

— Алиса прекрати! — повысив на дочь голос миссис Рэйт, приготовив последнюю глазунью, вытерла руки и собиралась уходить.

— Что прекрати? — чуть не крича, стала возмущаться я. В семнадцать лет так и кипят все эмоции внутри. — Один раз в жизни я хочу сходить на вечеринку, и меня не пускают!

— Алиса! Хватит пререкаться! — уже не довольно сжав губы и нахмурив брови, прикрикнула мать.

— Ой, мне это нравится! — тихо сказал Майкл сев на шкафчик возле плиты. С улыбкой на лице он ел бутерброд:  ему явно нравилось происходящее.

— Нет уж, если я начала, я закончу! — продолжала я в том же духе . — Я пойду и все! Я могу принимать сама решения, и надо будет, сбегу! И мне все равно! — в конце своей речи я стукнула руками по столу и в ту же секунду все дверца шкафчиков на кухни распахнулись настежь. Осколки бившейся посуды поранили меня, но от испуга чувство боли притупилось, его почти не было. Я закрыла лицо руками и упала на пол.

— Ааааааа! — крикнул Майкл, свалившись со шкафчика. Резко распахнувшиеся дверца стукнула его и сбила с ног. А миссис Рэйт стояла неподвижно и не дыша, наблюдала за происходящим: посуда, чашки, кухонные приборы — все, что находилось в шкафчиках, полетело вниз с ужасным громким звуком.

Последняя тарелка упала на пол.

Скрип дверцы разрезал эту мертвую тишину.

— Что? Что это? — прошептала миссис Рэйт, подняв несколько осколков.

 

***

До начало второго урока (первый отменили) еще было достаточного времени, чтобы я могла съездить в больницу и сдать кровь.  

Год назад, когда погибла её подруга, я ничего не подозревала и не могла предположить, где делась Сара. На звонки не отвечала и все молчали, говорили, что она уехала к тете и там плохая телефонная связь. Меня вводили в заблуждение два месяца, пока я не наткнулась на могилу подруги, когда носила цветы на могилу своего дедушки. Слезы. Отрицание. Дикие крики. Истерика. Успокаивать меня было бессмысленно, и врать не было необходимости. Не контролируя свои действия я схватила ключи от машины и, не имея опыта в вождении нажала на газ…проехав всего несколько километров я в резалась в фуру. Переливание крови, две операции на руке, месяц в больнице, месяц постельного режима дома и я была здорова. Чудом выжившая я не могла представить, как мне крупно повезло, что именно в это время в больнице оказалась пациентка с моей редкой группой крови, иначе исход был бы другим. Поэтому каждый месяц я была вынуждена сдавать кровь.

 

— Алиса, что у тебя с руками?

— Ничего страшно, так тарелку разбила вот и поранилась, — я не стала рассказывать все, что было утром. Вспоминая посекундно картину происходящего, меня кидало в дрожь, ведь после моей фразы и этого удара все и произошло. Объяснению этому не было, и быть явно не могло, но внутри я что-то чувствовала или даже интуитивно догадывалась.

Мэри Стюрт — мой лечащий врач взяла сотый раз кровь и попросила подождать в коридоре. Я села на свободное место и включив плеер, нажала воспроизвести. Музыка чуть тише, чем надо заиграла в наушниках, и это помогало в таких ситуациях скоротать время. Рядом со мной сидела маленькая девочка, потешно играясь с куклой, напротив, сидел с хмурым видом и бледным лицом мужчина и несколько людей периодически ходили туда-сюда. Я за все время успела изучить это место вдоль и поперек, пересчитала все трещины на потолке и на полу, все потеки и даже стулья на коридоре. «О, новая трещина!» — подумала я, обратив внимание на маленькую, но глубокую трещину на потолке. Как раз в это время мимо меня проходила медсестра с тележкой, на которой располагались банки, разные медицинские инструменты, таблетки и многое другое.

Емкости с медицинскими приборами полетели на пол.

Больничную тишину нарушил громкий звук падающих вещей.

Медсестра, схватившись за голову, не успела предотвратить столкновение тележки со стулом.

Я сразу же подскочила в плане помочь все собрать  медсестре.

— Я помогу, — сказала я, присев на корточки и аккуратно взяв несколько инструментов в руки, как вдруг все предметы: ложечки, маленькие хирургические ножи и другие приборы молниеносно полетели по полу от меня. Они ударились о близстоящую стену, и мимолетом поранили несколько людей.

— О Боже! — воскликнула медсестра, побежав к людям. Было много шуму: голоса, восклисы, звук все еще дрожащего от полета инструментов — вокруг меня творился настоящий хаос. Я от страха увиденного убежала прочь, оставив плеер лежать на полу, а в наушниках доигрывала последняя песня…

 

Все эти запутанные коридоры, все стены покрашены в один тусклый цвет, не больница, а лабиринт. Я бежала от стороны в сторону и ни как не могла найти лестницу. Совсем отчаявшись, я решила свернуть на право, и мне повезло. Выход был найден. Спустившись в холл, я совершенно случайно сбила парня, он будто появился неоткуда, и я не смогла предотвратить столкновения. Не раздумывая, я выбежала на улицу. Отдышавшись, я достала телефон, и нервно еле попадая в нужные кнопки, набрала другу.

— Фил, прошу, давай увидимся возле фонтана сейчас! — сквозь слезы и дрожащие зубы протараторила я в трубку телефона.

— Али, что случилось? — раздалось в ответ, но Филу было лишь слышно прерывистые гудки.

В тот момент я совершенно забыла о том, что Фил должен был утром встретиться с Мелисой в кафе. Для неё это было свиданием, а для него просто выпить кофе. Мелиса уже давно пыталась понравиться Филу. Она записалась в бассейн и на фехтование, куда ходил он, садилась с нами за один стол в обед, и всячески привлекала его внимание. Скорей всего сейчас она была в бешенстве, ведь я попросила Фила приехать ко мне, а она так мечтала провести утро с ним. Злилась она явно, но никогда не показывала в присутствии Фила её отношение ко мне. И это было логично: я лучшая его подруга и если она подружится со мной, то и его сердце растает, но мне было не до её дружбы.

 

На часах было не больше второго дня. Я стояла в парке возле фонтана и нервно ходила в разные стороны, осматривая место в поисках быстрее увидеть Фила. Погода портилась, и становилось холоднее, серые тучи нависли над городом, а несколько прохожих оборачивались на легко одетую девушку, то есть на меня. Стараясь не замерзнуть, я стала прыгать на месте, делать небольшие движения из утренней зарядки и всеми усилиями старалась не плакать.

— Фил! — воскликнула я, обняв друга. Я больше не плакала, но дрожала от страха и от холода. Вам может показаться, что все эти события не так страшны и, что плакать из-за этого вы бы точно не стали, но если подумать хорошо, то даже если в соседней комнате что-нибудь упадет, вы подпрыгните и с волнением внутри пойдете проверять, что это было. Поэтому я, уткнувшись в плечо друга, заполняла все страшные мысли приятными, думала о мороженом, о недавно просмотренной комедии, обо всем и сразу.

— Али, ты чего? — несколько раз спросил Фил. — Вот возьми куртку!

— Что со мной? — я посмотрела ему в глаза как беззащитный котенок, а он накинул на мои плечи куртку.

— Зрачки расширены…ты что-то принимала? — шепотом спросил Фил, схватив меня за руку и оттащив за дерево в сквере. — Али, ты что опять?!

— Фил! — воскликнула я, рассержено вырвав руку. — Нет, конечно! Я завязала и ты знаешь! Просто сегодня…

— Ну? Ты мне не врешь?!

— Нет, сегодня я…

 

Мы сидели под деревом на холодной осеней земле. Дождя не было, лишь темные тучи сливались с такой же темной землей. Холодный ветер не мог продуть нас, ствол дерево защищал друзей. Мы молчали после моего рассказа, может он думали, а может, не было что и добавить.

— А помнишь, как мы втроем мечтали о домике на дереве? — внезапно вспомнилось мне. Я облокотилась на дерево всем телом и закрыла глаза.

— Да помню, мы тогда еще пытались его построить! — усмехнувшись, ответил Фил. — Да тогда мы все свои руки исцарапали, а Сара и вовсе руку сломала…да…Сара…

— Она была самым замечательным человеком, — вздохнув, продолжила я.

— Давай может, не будем…тебе тяжело…да еще вот это!

— А кстати как Мелисса? Вы же должны были сегодня пойти на свидание! Ой, я наверное тебя отвлекла?! — всполошившись воскликнула я.

— Да что вы все говорите, что это свидание?! Я вообще шел просто поговорить и скоротать время до уроков! Уроки!

Мы подскочили одновременно. Как мы могли забыть о школе?! Встревоженные подростки бросились к автобусной остановки, оставалось 10 минут до начала урока, а в лучшем случае мы бы доехали туда через минут так 30.

Бостон — город, в котором с самого детства жила я, иногда окружал меня беспокойством и непониманием. Город оживал ночью, загорались огни, небоскребы с первого этажа и до последнего светились как огромные фонарики, вода, окружавшая почти весь город, была спокойна и в темноте переливалась разными цветами, создавая иллюзию для жителей города. Бостон просто сказка для людей, которые любят живопись, искусство, для тех, кто в душе романтик. Иногда когда мне хотелось побыть одной, я приезжала на велосипеде на набережную и, свесив ноги к воде, смотрела вдаль, не замечая времени. Я смотрела как здания, такие на первый взгляд невзрачные спят после ночи, как водная гладь наполнилась волнами, разбивающимися об набережную небольшими волначками, как люди бежали в разные стороны такие замученные такие безжизненные. Смотрела, а потом, вздохнув, садилась на велосипед и отправлялась домой.

От дома до школы мне было не так близко, как хотелось. Я училась в местной школе, поэтому носить форму было не обязательно, однако связи с ремонтом школы весь наш поток перевели в государственную Белмонт школу. Находилась она в тихом и респектабельном городе-спутнике Бостона. Описание нашей школы на буклетах и на сайтах подкупило всех родителей. Обучение было не из дешевых, но мои родители могли себе это позволить и с этого года одевая синею юбку, белую блузку и в тон юбке пиджак и еще такой важный атрибут как галстук, сонная я и такой же Фил садились в автобус и целый час ехали до места назначения.

 

— Автобусов как назло нет! — возмущался Фил.

— У тебя на проезд деньги есть? — спросила я, доставая с карманов мелочь.

Подсчитать общую сумму денег оказалось не сложным всего лишь пять монет и те не большие, но главное что на проезд хватало.

— Ой, простите! — произнес прохожий, чуть не сбив меня с ног. Монеты с рук полетели вниз на асфальт и несколько закатилось в слив, который предназначен для того что во время дождя на дорогах не было воды.

— Я подниму! — воскликнула сразу же я, прикоснувшись к решетке.

— Подожди, я помогу! — произнес Фил присев на корточки. — Как ты это сделала?!

— Что?

Я не понимала, что он имел в виду, но Фил твердил, что точно видел как несколько монет упали в слив, и явно достать их было невозможно. Но в моих руках оказались все монеты.

— Прекрати! Они не успели упасть! — оправдывалась я, пересчитывая поднявшие монеты.

— Да нет, я же видел! — Фил вспомнил все, что рассказывала ему я, сопоставил все события и то, что произошло сейчас. — Так школа подождет, пошли ко мне!

 

Родители Фила работали с восьми утра и до шести вечера, поэтому дома кроме попугая и собаки никого не было. Всегда здесь пахло булочками и корицей — это был отличительный знак, что я была точно в доме у друга. Всегда все было на своих местах, об этом заботилась миссис Скримс и так тщательно все убирала, что иногда это казалось странным.

— Дональд! — воскликнула я, обняв щенка спустившего со второго этажа,  однако вместо того чтобы облизать руки гостю щенок вырвался и зарычав на меня убежал прочь. — Что с ним?

— Ммм…может, проголодался! — предположил Фил, сам не ожидая такой реакции его добродушной собаки. — Проходи на кухню.

Еще не много в не понимании я простояла в прихожей. Странное поведение собаки встревожило меня, это было не в первый раз. Вчера соседский кот, как обычно, ждал порцию косточек от меня, и что получилось, встав на дыбы и зашипев на меня, он бросился прочь, а  бездомная собака возле ворот…все животные, которые попадали мне на глаза убегали, шипели, лаяли или мяукали.

На просторной кухне было легко растворится. Фил бегал с угла в угол, явно чем-то озадачен, а мне оставалось лишь похозяйничать.

— Ты всю дорогу молчал, что случилось? Ты хоть понимаешь, что мы прогуливаем школу? — завалила я вопросами, налив себе кофе.

— Вот держи! — Фил поставил на стол передо мной стакан с водой.

— И что?! — все еще не понимая, продолжала я задавать вопросы.

— Теперь вытяни руку!

— Нет, я все-таки не понимаю, что происходит! Объясни, а потом я все сделаю, если посчитаю это разумным! — заявила я, сделав глоток кофе. — Ой, язык обожгла!

— Прошу сделай все, что я скажу! — не пытаясь ничего объяснить, сказал Фил. Я отставила кофе в сторону от себя и посмотрела на друга. Раньше, я и не замечала, точнее, если сказать не обращала внимание на Фила, как на парня. Все это время нашей дружбы я настолько привыкла к нему, что не видела как из хулигана-мальчика по совместительству моего лучшего друга вырос прекрасный парень, который явно нравился всей женской половине школы. Его прекрасные темные глаза, каштановые прямые волосы, чуть скрывавшие его лицо, бледная, но не болезненно-бледная кожа, такой высокий и в тоже время спортивного телосложения Фил в эту минуту заставил биться мое сердце чаще и быстрее. «Я влюбилась?!» — внезапно пришло мне это в голову, пристально посмотрев на друга.

— Али прошу! — сказал Фил, заметив мой странный и в тоже время наверное глупый взгляд.

— Ах, да! — резко посмотрела я на стакан с водой. «Сейчас надумает себе что-нибудь, — продолжала думать я, — да не влюбилась я, просто…» Объяснения я не нашла, хоть и перебрала все в голове.

— Алиса, о чем ты думаешь? — не понимая, что происходит, спросил Фил.

— А, нет, не о чем! Так что ты там говорил?!

— Вытяни руку перед собой, но по направлению к этому стакану!

Я покорно подчинилась.

— Подергай пальцами!

Со странным выражением лица то ли от удивления, то ли от непонимания я стала все это делать.

— Ты издеваешься?! — воскликнула я, как только поняла, что со стороны это выглядело глупо. Резко взмахнув рукой в сторону друга, я была страшно удивлена. Стакан с водой дернулся в сторону взмаха моей руки, и разлившаяся вода стекала на пол. Я ничего, не говоря, направила руку на стакан и повторила движения. Стакан с необычайной скоростью полетел в стену. После этого стеклянные осколки были везде: мелкие, крупные блестели на солнышке, которое пробивалось через окно.

— Вау, — выдохнул Фил.

Реклама

Комментарии

Вам будет также интересно

Чужая кровь

Стать другой, ощутить как по твоим венам течет чужая кровь, и ты уже не та семнадцатилетняя девочка, у тебя новые проблемы и новая жизнь на грани со смертью.

Диалог с подростком о смысле жизни

Сегодняшняя жизнь подростка: фильмы, ужасы, компьютерные игры, боевики с монстрами. Где превратные, зверские уничтожения кого-то и чего-то. Категорично запретить, это значит объявить войну. А подростки любят играть в молчанку. Им это на руку. Лучше отмолчаться, но своё вершить. Беспрерывной «лайкой» не хочет быть ни одна мать. И приходиться искать выход из положения.

Читать далее...

Проблемы современного подростка

Ну кто, как ни подросток может рассказать о себе? У каждого человека есть свои проблемы, но самые сложные, как мне кажется, у подростков. Об этом я и собираюсь Вам рассказать.

Читать далее...

Как я провела свои летние каникулы

Все началось с того, как прозвенел последний звонок... В те минуты я понимала, что начинается оно безумное, счастливое лето, которое я ждала 9 месяцев.. На волне радости и ожиданий чего-то счастливого я собрала свои вещи и предвкушала чудесный запах поездки...

Читать далее...

Судьба?

Утро. Не люблю утро, особенно раннее. Но в этот майский день я решила войти с улыбкой, ведь впереди у меня была такая долгожданная поездка в город грехов и великих художников Амстердам...

Читать далее...

История про фей винкс клуба

История о том, как Мира (Маша) и Белла (Лера) стали феями винкс клуба.

Читать далее...

Добавить статью

Приглашаем вас добавить статью и стать нашим автором

Поделитесь с друзьями

Статистика

©  Интернет-журнал «Серый Волк» 2010-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу журнала.