Маска. Глава 1

        
         оставить комментарий

Молодая девушка стремительно бежала через лес, хотя её преследователь давно не гнался за ней, оставшись в глуши густого ельника. Её некогда светлое, немного детское личико потемнело от злости и страха. Она очень хотела отомстить, её душа трепетала от этого состояния. Ветхое ситцевое платье рвалось, его раздирали колючие ветки и кусты шиповника, встречающиеся на пути. В её роскошные, переваливающиеся на солнце кудри запутались сухие листья. Её беленькие изящные ножки оцарапались в кровь от острых камней и палок на земле. Но она всё бежала.

В последний раз лес озарился яркой вспышкой уходящего дня. Безжизненные кроны деревьев окрасились в тёплые полутона. Птицы давно замолкли, уступая надвигающейся ночи. Девушка ненавидела это время года. В детстве она часто гуляла здесь в одиночестве и вспоминала солнечный, живой, наполненный птичьим щебетанием и манящими запахами лес. Это не просто лес, это живой организм, который всё понимает и чувствует. Ей казалось, что с наступлением осени, наступает самая унылая пора его жизни. Он словно умирает, не успевая ни с кем попрощаться и не оставляя последней весточки.

Стало почти темно. А с наступлением темноты начинается невидимая схватка. Борьба жизни и смерти. Голодные, измождённые стаи волков рыщут в поисках лёгкой добычи. Она прекрасно это понимала. К счастью, дорога была хорошо ей знакома. В голове роились мысли одна абсурднее другой. Она хорошо знала и эти берёзы, и эти смородиновые кусты и эту поляну. Но не могла вспомнить откуда. Впереди была деревня. Осталось совсем немного и она спасена. Последние шаги давались ей с большим трудом. Она совершенно выбилась из сил.

Второй домик слева показался ей довольно-таки симпотичным. Какая-то неведомая сила манила её к нему. Калитка оказалась незапертой, будто кто-то ждал её. Во дворе чьими-то заботливыми руками были посажены её любимые алые розы. По соседству красовались ромашки,  лютики. Окна были задёрнуты занавесками, но было видно что в доме горел свет, были слышны голоса. Она поднялась на крыльцо и уверенно постучала в дверь. Послышались шаги.

— Кто это? — спросил женский голос.

— Пожалуйста, помогите мне. На меня напали в лесу. — ответила девушка, всхлипывая.

Дверь отворилась. На пороге стояла пожилая женщина с грустным лицом. Её глаза то и дело бегали из стороны в сторону.

— Голубушка, проходи скорее! Ты наверное замёрзла? На улице холодно, а ты легко одета. Не гоже так одеваться в середине октября. Так и простуду можно подхватить! Ай, до чего молодёжь пошла непутёвая, неправда ли?

— Конечно, совсем о себе не заботятся. — ответил мужчина в очках. — А мы тебя жда…

— Петрович, ну мы же договаривались! — Упрекнула женщина тихим голосом. — Не слушай ты его, совсем старик из ума выжил. А мы доченьку свою ждём, ты на неё похожа больно. — расплылась она в широкой улыбке.

Внутри домика оказалось весьма уютно. В центре комнаты за круглым обеденным столом сидело 7 человек. И все они пристально смотрели на неё.

— Смотрите, она буквально валится с ног! Девочка моя, что с тобой случилось? — заинтересовалась старушка в вязаном платке. — Беда то какая!

— Неужели ирод проклятый, маньяк какой у нас в Петушках появился? Господи прости меня грешницу — старушка в платке начала усиленно  креститься.

— Да нет же…Мы с подругой в лесу гуляли. И на нас напал медведь. Вот только я убежала, а она… — Её глаза стали полны слёз. Одна слезинка скатилась со щеки и упала в ладонь.

— Так дела не пойдут. Сейчас я быстренько налью тебе горяченького чайку, ты согреешся и всё нам по порядку расскажешь — не унималась грустная старушка.

— Садись за стол, дитя моё ненаглядное. — протянул пожилой мужчина. — Как тебя звать то?

— Ой...Не помню я! — Ещё больше залилась слезами девушка.

— Не рви ей душу, Александр. — сказала старушка в платке. — Не видишь, худо ей совсем.

— А вот и чай подоспел! Горячий, с лёгким ароматом луговых трав. Любишь такой? — спросила грустная дама.

— Конечно, люблю. Мне мама часто такой делала, когда мне было грустно, и сразу на душе теплее становилось.

— Вот и хорошо. Бери малиновое варенье, оно в этом году получилось на славу. Можешь у Петровича спросить.

— Да. Такого варенья как у Марии Ивановны я не ел с прошлого века. — подтвердил Петрович.

— У Марии Ивановны сегодня именины. Круглая дата всё-таки. А я её муж Захар Петрович. А это наши соседи.

— Я наверно помешала…у вас же праздник. Даю слово, что не задержусь у вас надолго.

— Да что же ты говоришь, дитятко! Куда же ты пойдёшь на ночь глядя? — уверяла старушка в платке.

— Ну если можно…

— О другом и речи быть не может! — отозвался Петрович. — Оставайся у нас. А завтра пойдёшь домой. Ты ведь недалеко живёшь отсюда?

— Да. А вы откуда знаете?

— Неважно. Ты наверное устала. Пойдём, я отведу тебя в спальню. — отозвалась Мария Ивановна.

— Да, конечно.

Тёмный коридорчик вёл к лестнице на второй этаж. Первая комната по коридору. В её голове снова промелькнула навязчивая мысль. Но она была столь мимолётна, а усталость и боль в ногах давали о себе знать, что она не стала на ней зацикливаться. Комнатка была маленькой. В дальнем углу стояла двухъярусная кровать, напротив — красивый резной письменный стол, много повидавший на своём веку. Окно было плотно зашторено. На стенах высели старинные фотографии в добротных, деревянных рамках. С другой стороны смотрели счастливые лица людей. Большинство фотографий было из семейного архива. В комнате было бесчисленное множество детских игрушек, всевозможных кукол разных расцветок и из разных материалов, детской вышивки и засушенных полевых цветов. Было ясно, что эта была комната двух маленьких девочек.

— Эта комната ваших дочерей? — поинтересовалась девушка.

— Да. Здесь росли мои дочурки. Они уже давно выросли и уехали в город, но я не стала здесь ничего менять.

— Здесь очень мило.

— Да… — Глаза женщины опустились. — Ну устраивайтесь здесь. Отдохните как следует.

— Большое спасибо, я вам так благодарна.

— Не стоит. Позже будете благодарить. — сухо ответила Мария Ивановна, закрывая за собой дверь.

Девушка разделась и улеглась на нижний ярус кровати. Как только её голова коснулась мягкой пуховой подушки, она погрузилась в глубокий безмятежный сон.

— Подумать только! Мои дорогие, до чего же вы упрямы! Ну зачем всё усложнять? Дело ведь не требует отлагательств. Это вам не в игрушки играть! — громко рассуждала немолодая, но ещё и не слишком старая женщина в строгих очках.

— Опять вы за своё, Надежда Никитична! Ну сколько вам можно объяснять одно и тоже, мы уже, право, устали. Девочка ещё ничего не поняла, слышите? Совсем ничего! И мы не можем вот так, бросить её на произвол судьбы! — доказывал Захар Петрович.

— Помните? А ведь именно вы, Надежда Никитична, имеете к этому делу самое непосредственное отношение! Разве вы забыли? — Подал голос мужчина со шрамом на лице.

— Да, имею. Но я уверена, любой из вас на моём месте поступил бы точно так же! Вы просто не видели всё с той стороны, с которой видела я. Вы не углублялись в мелкие подробности. И не надо во всём случившемся перекладывать вину только на меня. Все сидящие в этой комнате лично приложили руку к этому ужасному происшествию.

— Старая ведьма! Все знают, что это ты погубила мою девочку, мой свет в окошке! — заголосила Мария Ивановна с выражением звериного оскала на лице.

— Перестаньте сейчас же. Мы все должны успокоиться. Криком дела не решатся сами собой. Да будьте же вы людьми. — успокаивала старушка в платке.

— Давайте лучше успокоимся, выпьем чаю, а потом обсудим всё досконально. Не рубите с плеча. Ещё не пришло время собирать камни — предложил Захар Петрович.

— Ваша правда. — все одобрительно кивнули.

Стояло прекрасное сентябрьское утро. Солнце приветливо заглядывало в окно. По комнате прыгали солнечные зайчики. Во дворе загорланил петух.

— Вставай, Дуня, в школу опоздаешь.

— Ну сейчас, ещё немножко… — ответила девочка потягиваясь.

— Дошка — лежебока, Дошка-лежебока — прыгала около кровати девочка лет пяти.

— Марья, сколько раз я тебе говорила, не дразни старшую сестру. — пригрозила женщина в зелёном платке. — Сама скоро в школу пойдёшь.

— На столе лежат пирожки. В корзинке масло. Покормишь Шарика. И пошевеливайся. А мне нужно уже на работу идти на поля. Слышишь?

— Да-да, уже встаю — ответила девочка лет девяти с вьющимися светлыми волосами.

Затем Авдотья неспеша встала, оделась, умылась и пошла завтракать. Она положила в свою школьную сумку пару пирожков, попрощалась с сестрой и вышла из дому. Она не любила осень, но погода её обрадовала. Было солнечно, тепло. Шарик вылез из будки и поприветствовал хозяйку, встав на задние лапы.

— Какой молодец! Да тебе надо идти в цирковые. — усмехнулась девочка, придвигая ему миску с едой.

Дорога до школы была не близкой. Нужно было пройти вёрст шесть по грязной, пыльной дороге. Её подруга — Аннушка жила напротив неё. По обыкновению она собиралась первой и заходила за Авдотьей. Но сегодня почему-то этого не случилось.

— Анька, я пришла, выходи! — крикнула Авдоша, перед этим постучав в закрытые ставни.

— Анька заболела и останется дома — ответил мальчик, высунув худое личико за калитку.

— А что с ней?

— Ангина, — пролепетал малец.

— Ну ладно, передавай ей привет и желай скорейшего выздоровления. Скажи, что я навещу её после школы.

— Обязательно. — Калитка затворилась.

Так Дошеньке пришлось одной коротать долгую дорогу до школы. Часть её пути лежала через лес. Когда рано утром было ещё темно, Доша пугалась, если шла одна. Ей казалось что деревья превращаются в каких-то невиданных чудищ, которые всё тянут к ней свои лапы, стараясь забрать к себе, в царство теней.

— Я не боюсь, мне уже девять. Я взрослая девочка. — подбадривала себя Доша.

А ветер шумел, покачивая деревья и зловеще шурша листвой. Вмиг на небо набежала небольшая тучка, заслонив солнышко. Первые капли дождя — слёзы неба упали на землю.

Но вот вдалеке показалась школа. Здание было довольно старым и давно требовало капитального ремонта. Но где взять средства простой сельской школе? У школы была спортивная площадка, на которой ребятня коротала свои переменки, играя в салочки и в догонялки. Здание было деревянным. Доски прогнили и учиться в ней было уже совсем небезопасно, но деваться было некуда. Другого подходящего здания для школы не было.

Эта школа была не такой простой, как казалось на первый взгляд. В годы Великой Отечественной её облюбовали фашисты, т.к. здание располагалось на небольшом холме, с которого хорошо были видны окрестности деревни. Здесь был командный пункт немцев. Его не раз пытались уничтожить местные отряды партизан, но попытки были тщетны. Территория вокруг хорошо простреливалась.

По рассказам матери Авдотьи, её дед Иван Александрович был в том самом отряде, пытавшемся штурмовать фашистское гнездо. На тот момент ему было всего 17 лет. Он был совсем молодым мальчишкой, не успевшим познать жизнь. Когда в  очередном штурме ему прострелили правое плечо, он, истекая кровью, продолжал биться до последнего. Авдотья понимала, что её дедушка был настоящим героем. Она уважала его память и прекрасно осознавала, что школа, в которой она учится, есть как некий монолит, памятник того, кровавого и жестокого 1941-ого.  Она всегда во всём помогала школе: сажала деревья в полисаднике, бережно ухаживала за цветами в клумбах, была активным участником школьной самодеятельности.

Даже воздух в этой школе был особенным. Он был каким-то тяжёлым и гнетущим. Те кто приходили сюда впервые, ощущали дискомфорт и отторжение от этого места. Со временем начинаешь свыкаться и «принюхиваться» к среде постоянного давления извне. Но когда уходишь отсюда, то чувствуешь разительные перемены. И может быть не сразу, а много позже к тебе приходит понимание того, с чем ты сталкиваешься. Каждый раз, приходя сюда, ты чувствуешь как смерть дышит тебе в спину и посмеивается, глядя на твой недоумевающий вид, будто давая тебе ещё один шанс, какого не было у бесчисленных жертв кровавой мясорубки.

Оглушительно трезвонит школьный звонок, оповещая всех о начале занятий. Авдотья никогда не опаздывала. И вот она бежит что есть силы по старым деревянным лестничным пролётам.

— Авдотья Захаровна будьте осторожнее! — сдавленный голос учителя пронёсся гулким эхом по коридору.

— Непременно,– крикнула она вслед.

Впереди появилась заветная  дверь класса. Авдотье повезло — все только что зашли в кабинет. Раздался топот 47 пар ног.

— Садитесь! — еле слышно прохрипела Надежда Никитична. — Дети, сегодня у нас особенный день — в нашем коллективе пополнение. С этого момента в нашем 3 «Б» появился новый ученик — Василий Пёрышкин. Он хороший мальчик, ответственный ученик, отзывчивый друг и товарищ. Раньше он учился в Новоозёрцеве, но его родителям нужно было срочно приехать к нам. Они научные сотрудники московского НИИ. По последним исследованиям, у нас в Петушках было обнаружено редкое реликтовое растение, которое требует тщательного изучения.

По классу прошёл лёгкий шёпоток. Никто не ожидал, что в этой маленькой деревеньке вообще можно было что-либо обнаружить, кроме коровьих лепёшек.

— Неужели? Правда? Ух ты! Надежда Никитична, а что это за растение? — спросил кто-то из класса.

— Это ещё предстоит изучить. А сейчас давайте поближе познакомимся с Васей. Василий, пожалуйста, расскажи нам что-нибудь о себе.

— Ну…эээ…даже не знаю с чего начать…как это… — сказал мальчик, про которого все уже забыли, поправляя свои очки и заикаясь через каждое слово.

Дети — по своей природе жестокие существа, не могли не заострить внимание на этом бедном, раскрасневшимся, застенчивым мальчике и стали вовсю хохотать над ним и строить обидные гримасы.

— Тишина в классе! — попыталась разрулить ситуацию учитель. — Расскажи нам как ты учился в школе, о своих увлечениях, чтобы мы с ребятами могли получше тебя узнать.

— Хорошо…эммм…я…учился  в школе номер 45 на отлично. Люблю читать зарубежную классику. Интересуюсь астрономией и ботаникой. Изучаю редкие растения и животных. Ээээ…ну…это…вроде всё…

— Смотрите какой любознательный мальчик! Ребята будут брать с тебя пример. — Надежда Никитична            заискивающе сверкнула глазами.

По классу прошёлся гогот. Лишь Авдотья сидела у окна с задумчивым видом.

— Реликтовый вид… Интересно, что это? — размышляла Доша.

— Ещё один организационный момент. Василий, за какой партой тебе было бы удобно сидеть? — поинтересовалась Никитична.

— Аааа…эммм…хм. — ко всеобщей радости затянул мальчик. — ну…у меня плохое зрение, поэтому не могли бы вы…не могли бы вы посадить меня поближе.

— Конечно, Васенька! Ребятки, кто может уступить место Васе за первой партой?

Гробовая тишина. Сдавленный смех и фальшивые улыбки на лицах маленьких фюреров.

— А пусть Вася посидит со мной. Ну пока Аня Веселкова не выздоровит. — предложила Доша.

— Отличная идея! А потом мы уж придумаем куда Васю устроить. Сидите пока так — обрадовалась Надежда Никитична.

Тут же Вася Пёрышкин подхватил свой портфель и направился в сторону Доши. Стоит отметить, что с этого момента они стали неразлучными друзьями. Авдотья помогала Васе освоится в новой школе и всячески его опекала. А Вася рассказывал  Доше много увлекательных историй о жизни в Новосёлках.

В течение дня одноклассники Васи относились к нему достаточно прохладно. В старой школе все знали Васю с детства, многие его любили и совсем не обращали внимания на дефекты речи. Переезд в Петушки и поступление в новую школу стало настоящим испытанием для мальчика. Обычно весёлый и добродушный Вася становился всё мрачнее и нелюдимее.

Подходил к концу его первый день в новой школе.

— Вася, ты где живёшь, на какой улице? — спросила Авдотья.

— Я…на Заречном переулке, 15 а ты?

— Я тоже там. Ой, так это же совсем близко! Пойдём вместе?

— Ну пошли.

И так Доша с Васей зашагали по дороге, любуясь тёплым осенним деньком. Две маленькие фигурки постепенно удалялись и вскоре исчезли за ближайшим оврагом. Затем они достигли леса. Весь путь они прошли молча.

— Вася, ты не сильно спешишь домой? — спросила Доша.

— Нет, а что такое?

— Давай зайдём к моей подруге Аннушке, она заболела и поэтому не пришла сегодня. Заодно и познакомишься с ней?

Но Вася был очень застенчивым мальчиком, поэтому его отказ не стал сюрпризом для Авдотьи. Поэтому, проводив мальчика взглядом, Доша направилась к дому Аннушки. На этот раз ставни были открыты. Она подошла ближе и вошла во двор.

— Привет, Дошенька, как поживаешь? Как учёба? — спросила мать Анны, развешивая бельё.

— Здравствуйте Алевтина Георгиевна, отлично. Пятёрку получила.

— Какая молодец, не то, что моя Аня!

— А Аннушка болеет? Могу я её увидеть?

— Конечно, проходи в дом.

Доша поднялась по высоким деревянным ступенькам на крыльцо и вошла в дом. В комнате было чисто, но повсюду были разбросаны игрушки. На кровати лежала Аннушка с замотанной шеей. Было видно, что у неё был жар. Щёки пылали, а глаза неестественно блестели.

— Бедная моя Аннушка, как же тебя угораздило так заболеть? — спросила Доша.

— Тссс!.. Я выпила студёной воды из колодца. Только маме не говори. — прошептала Аннушка с видом чрезвычайной озабоченности.

— Поздравляю тебя, Аня! Да, ты пропустила контрольную по математике, но подорвала свой иммунитет и к тому же пропустила кое-что интересное! — улыбнулась Авдотья.

— Что же? — заинтересовалась Аня.

— К нам в класс пришёл новый ученик — Вася Пёрышкин. Теперь он будет учиться с нами. — у Доши загорелись глаза.

— Ну и что тут такого — возразила она. — К нам в класс постоянно кто-то новенький приходит, могла бы и привыкнуть.

— Да не каждый раз к нам приходит такой хороший мальчик! С ним так интересно, он так много знает. А ещё он мне пообещал достать редкую книгу про людей на луне. Я уверена, он тебе тоже понравится. — подмигнула Авдотья.

— Так зачит теперь ты с ним будешь гулять? А я думала мы с тобой настоящие подруги — надулась Аня.

— Нет, что ты говоришь…просто…Нам по-любому придётся общаться, мы ведь теперь сидим за одной партой.

— Что?! Так значит вот как! Зачем ты пришла? Ну и дружи со своим Васей, а меня больше не зови венки плести. И вообще не заходи за мной утром! — разрыдалась Анна.

Конечно, Авдотья не ожидала, что её лучшая подруга, которую она знает практически с пелёнок так себя поведёт. В тот вечер Авдотья очень обиделась на Аннушку и думала, что ей

не следует дружить с такой чёрствой и эгоистичной девочкой. Просто у них был очень тесный круг общения. Авдотья с Аннушкой считались лучшими подругами. Они преданно хранили секреты и считали других детей недостойными для вступления в свой «круг».Но Авдотье всегда было интересно поиграть с другими детьми, но так как она очень дорожила дружбой с Аннушкой она не могла себе этого позволить. Болезнь Аннушки и приход в класс новенького интересного мальчика разрубили этот морской узел.

Приближалась ночь. Тьма приближалась всё незаметней, окутывая плотным чёрным покрывалом всё вокруг. Сильно дул ветер, теребя и изгибая стволы деревьев причудливыми зигзагами. Ночь всегда пугает детей, потому что именно ночью случаются самые неожиданные вещи.

— Мама, почему у нас всё не так, почему мы другие?

— О чём ты, доченька?

— Мы живём здесь, в Петушках, которые находятся за много вёрст от города. Мама, ты когда-нибудь была в городе? А там всё-всё другое. Там люди живут полной жизнью, они ни от кого не зависят. Там столько всего! Там есть библиотеки, кинотеатры, рестораны! Там продают мороженое на каждом шагу, а автомобили ездят туда-сюда, туда-сюда и могут привезти тебя хоть на край света. Мама, почему мы живём здесь, а не там? Там ведь так чудесно?

— Только люди сатаны живут там. Это место погрязло в грехе и нам, праведным людям там не место! — Глаза Марии Ивановны превратились в два тлеющих уголька. — Кто тебе поведал о месте грехопадения и похоти?

— Но мама..

— Говори!

— К нам в класс пришёл новый мальчик Пёрышкин Вася.

— Очень странно…Но ведь среди года детей обычно не переводят в другую школу… — задумалась Мария Ивановна.

— Родители Васи учёные. И они обнаружили у нас в деревне реликтовое растение! Представляешь! Наши Петушки скоро станут известными всему миру — обрадовалась девочка.

— Рано радуешься. У нас в Петушках нет ничего. Ошиблись учёные. Ну так бывает.

— Что ты, мама! Они из самого московского НИИ приехали. Из пригорода Новоозёрцева. — возразила Доша.

— Значит так, Авдотья! Слушай меня внимательно: если я ещё хоть один раз увижу тебя с этим мальчиком, на горох поставлю, поняла меня? — Мария Ивановна не любила повторять дважды.

— Но…Мама, он хороший мальчик, правда! Он учился на отлично и он совсем не балуется! — глаза наивного ребёнка наполнились слезами.

— Что я тебе сказала?

— Как будет угодно…Авдотья никогда не спорила с матерью.

— А теперь ложись спать, ведь поздно уже. — Мария Ивановна окинула взглядом старинные часы, была половина одиннадцатого. Вон и Марьюшка уже спит.

— Спокойной ночи, мамочка. — сказала Доша.

Однако, её ночь в этот день нельзя было назвать спокойной. Авдотья долго не могла уснуть. И снова к ней пришли её детские кошмары. В комнате были скрипучие деревянные полы, которые всегда нагнетали и без того неприятную обстановку. Авдотью учили, что когда что-то мерещится нужно обязательно перекреститься и всё пройдёт. Но не проходило. Каждую ночь девочке снились сны про войну. Эти сны были настолько живыми и реалистичными, что когда она просыпалась, то первым  делом бежала к окну, посмотреть не приближаются ли танки противника.

В тот день, ей приснилось будто немецкий отряд захватил в плен её семью. Мама, папа и Марьюшка сидели на скамье около дома, а она будто наблюдала из кустов. Их корова, Зорька обычно давала хорошее жирное молоко, но из-за пережитого стресса, её надой уменьшился почти вдвое. Вот почему этот немец так злится — подумала про себя Доша. По небу летели тысячи самолётов, издавая такое гудение, что голова шла кругом. И тут Авдотья  догадалась: сейчас этот негодяй поднимет винтовку и лишит жизни самых дорогих ей людей. Нужно было срочно что-то предпринимать. И тут она не поверила свом глазам: откуда ни возьмись выскочил парень в советской пилотке и, обхватив фашиста сзади, полоснул ему ножом по шее. Брызнула кровь. Она фонтаном полилась на траву. Парень в пилотке улыбнулся.

— Теперь я твой ангел-хранитель Дошенька. Я буду всегда тебе во всём помогать — сказал парень.

— Кто ты? — спросила заворожённая Доша.

— Разве ты меня не узнаёшь? — Я же Вася, твой друг.

Авдотья ничего не понимала. Парню на вид было около 23 лет, и он совсем не был похож на Васю. У него были чёрные волосы, карие глаза. Он улыбался и от него веяло какой-то непримиримой жестокостью.

Ещё не раз Доше снились подобные сны, и везде её спасал «ангел-хранитель», вытаскивая Дошу из самых сложных ситуаций и выводя её на путь истинный. Отчасти, Доша догадывалась, почему её снится Вася. Она продолжала с ним дружить, даже несмотря на все запреты матери. И когда Васю кто-нибудь обижал из одноклассников, Доша незамедлительно бежала на помощь. Может  быть, Авдотья надеялась, что когда Вася подрастёт, то он будет её защищать. Именно этим она объясняла наличие Васи в своих кошмарах.

На следующее утро Доша как обычно встала и подошла к окну. Погода была дождливой, было пасмурно, дул сильный ветер.

— Погода скоро поменяется — подумала Авдотья.

И действительно, погода изменилась. И не только на улице.

Отец Авдотьи, Захар Петрович был настоящим русским мужиком коренастого плотного телосложения. Он носил рубаху, спущенную почти до колен и подвязанную пояском с синими потёртыми штанами. По характеру был весь в отца : груб, упрям, своенравен. Иногда он был просто невыносим, обвиняя свою жену во всех смертных грехах, не замечая того, как она горбатится на поле от зари до зари, в то время как он неделями пьёт горькую с мужиками.

Давно канули в лета те времена, когда Захар Петрович был исполнительным работником, тружеником тыла и опорой семьи. Всё-таки этот человек имел хрупкую волю, потакая своей слабости. Всем в это время было не легко, шёл 1951-ый год. Страна переживала тяжёлые времена, ей нужна была помощь и поддержка. Захар Петрович не выдержал этого натиска и давления со стороны властей. Правительство хотело вырваться из той глубокой ямы, в какую забросила нас война. Никто не мог нам подать спасительную верёвку, мы должны были сделать её сами, своим потом и кровью.

Захар Петрович безбожно пил. Трезвым его могли увидеть крайне редко. Это при том, что Марья Ивановна прилагала немалые усилия, чтобы избавить своего мужа от этой пагубной привычки. Сколько раз она разбивала его бутылки, наливала туда воду, уксус, ругалась с ним практически ежедневно. Всё было тщетно. Никакие уговоры, слёзы и острая нехватка средств существования не могли его убедить. Конечно, он знал, что если это будет продолжаться, то они уйдут на дно. Последнее время они еле держались на плаву, еле сводили концы с концами. В стране был голод, неурожай зерна, который   подкосил многих. Ему было жаль и своих девочек, которые не заслужили себе такого отца. Но это был не тот человек, у которого был стержень. Он никогда не шёл напролом и «пасовал» перед любой трудностью. Таким знали его все : знакомые, родные, дети, жена. Они давно перестали в него верить, дорожить. Он совсем отвык от них, отделился и жил в своём собственном мире, мире где не было войны, послевоенной разрухи, голодных несчастных детей и постоянно зудящей жены.

Выйдя из комнаты и спустившись вниз, Авдотья увидела то, во что бы никогда бы не поверила, если бы не увидела своими собственными глазами. Эта картина так её поразила, что она даже ущипнула себя, подумав что ей снится сон. Но ей снились только  кошмары. Но тогда что это?

Рядом с печкой отец читает сказку младшей сестре, сидящей у него на коленях! При этом у него совершенно невозмутимое выражение лица, без следа пьянства. Захар Петрович мирно поглаживает Марьюшку по её тоненьким светлым волосикам.

— Внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку. Тянут-потянут, а вытянуть не могут.

— А почему не могут? Мало каши ели? — интересуется Марья.

Тут Захар Петрович заметил Авдотью.

— Здравствуй, доченька! Как спала?

— Хорошо, папа. — только и смогла из себя выдавить Доша. А почему ты..

— Не на поле? Так видишь какой ливень начался. Осень даёт о себе знать. А ты давай, садись, завтракай.

Затем они продолжили чтение. А Авдотья крепко задумалась. Отчего отец вдруг бросил пить? Что послужило причиной? Как за одну ночь крепкий выпивуха превратился в примерного семьянина?  У Дошеньки было много вопросов. Но если рассуждать логически, правильного ответа не было. Это можно было назвать разве что чудом. Мать Доши заставляла её учить молитвы и ходить в церковь. Но она была не совсем религиозных взглядов и делала это через силу, а не по душевному стремлению. Поэтому Авдотья не верила в чудеса. Доша, скорее поверит в то, что отец сам стал понимать свои ошибки и попытался всё изменить, даже в силу слабости характера, чем в то, что ему кто-то помог «свыше». На самом же деле, всё обстояло совершенно иначе.

Аннушка была уже совершенно здоровой, но Авдотья утром по понятным причинам к ней не зашла.

— Ну и пусть дальше дуется! Это её личное дело, а я тут не при чём! Я лучше с Васей дружить буду. С ним интересней и он не такой зануда как эта Анька. — с такими мыслями Авдотья подходила к школе.

Анна была обижена, но она не стала кидаться дружбой, других друзей у неё не было. Аня была совсем неглупой девочкой. Она признала то, что поступила не совсем правильно. Новенький мальчик Вася  не станет приградой. Нужно было помириться с Авдотьей и познакомиться с ним. Может быть, он даже скоро станет «своим», что противоречило их правилам, но что же тут поделаешь. Возможно, он станет вспомогающим звеном между Дошей и Аней. И потом, Аня даже сможет доказать своё превосходство перед ним. И докажет, что кроме неё с ней не могут дружить хорошие ребята.

Авдотья вошла в класс. Она искала глазами Васю, чтобы с ним поздороваться, но не могла найти. С остальными же она сохраняла холодный нейтралитет. Её взгляд упал на их парту — она была пустой.

— И куда он запропостился? — подумала Доша.

Она подошла и села за парту. Ещё никогда она не чувствовала себя такой одинокой. Другие дети смеялись, о чём-то восхищённо лопотали друг с другом, но ей поговорить было не с кем. До звонка оставалось совсем недолго.

— Неужели он заболел и сегодня не придёт? — подумала она с грустным выражением лица.

До звонка ещё две минуты. Много или мало, но для неё они показались пыткой.

Внезапно в класс вбегает запыхавшаяся Аннушка. Её тёмные, как смола волосы растрепались и выбились их тугих косичек, на щеках был румянец.

— Доша, доброе утро! Ой, я думала, что точно опоздаю. А ты чего такая хмурая?

Удивлению Авдотьи не было предела. Она совсем не ждала её и не хотела видеть. Какое-то время она сидела молча, не зная как отреагировать.

— Да вот…Пёрышкина ждала. Я очень рада, что ты выздоровела– неожиданно для себя ответила Авдотья.

— А ты не представляешь, как я рада! Я наконец поправила здоровье и готова к знаниям! — с пионерской важностью доложила Анна.

— А что же с Васей делать будем? — поинтересовалась Доша.

— Не переживай, я обо всём договорилась: Перепёлкин согласился пересесть с первой парты за последнюю в ряду.

— Как у тебя получилось его уговорить? — удивилась Авдотья

— Не поверишь: 100 грамм шоколадных конфет и дело в шляпе — прошептала Аннушка так тихо, как и мухи не летают.

— Ух ты! Да ты молодец. Но постой, откуда ты смогла их достать?

— У меня дядя в городе на заводе работает — так же тихо ответила Аннушка.

— Вот как. А ты мне не рассказывала — улыбнулась Доша.

Прозвенел звонок. Надежда Никитична, женщина средних лет в очках начала учить третьеклашек азам арифметики. За плечами Надежды Никитичны был немалый стаж работы с детьми в школе. Она была блестящим педагогом, знающим своё дело. В городе её бы оторвали с руками и ногами. Профессия учителя высоко ценилась, а она была одним из лучших. Но Надежда Никитична не стала покидать родные Петушки ради лучшей доли. В деревне у неё осталось много воспоминаний. Ушёл на фронт и погиб её любимый муж. У неё осталось хозяйство и престарелая мать, которой осталось совсем немного, она была неизлечимо больна.

Вася был довольно эрудированным мальчиком, на уроках он первым тянул руку. Так же он быстрее всех решал задачки и считал в уме. Конечно, он понравился многим учителям, а в особенности Надежде Никитичне. Она, можно сказать, в нём души не чаяла. У неё было двое сыновей, и они оба погибли на фронте. А Вася напоминал ей внешне своего сына, поэтому к нему у неё было особенное, почти материнское отношение.

— Вася, я слышала, ты увлекаешься астрономией? — спросила Аннушка на переменке.

— Да, я люблю смотреть на звёзды. Они как будто наблюдают за нами с высока. И это одно из самых постоянных вещей во вселенной. Проходят столетия и тысячелетия, а они остаются неизменными.

— Вась, научишь меня находить созвездия? — спросила Аня.

— Да без проблем. Хоть сегодня. — ответил Вася

— И меня — подхватила Авдотья.

Закончился учебный день. Аннушка, Авдотья и Вася направились в лес. С виду можно было подумать, что они — самые настоящие друзья. Но, нетрудно было понять, что Аннушка всего лишь талантливо играет свою роль, так, что не подкопаешься.

Вот закончился ещё один день. Доша лежала на кровати и размышляла о том, что теперь у неё наконец-таки всё наладилось: отец бросил пить, а Аннушка подружилась с Васей. Она даже начала подумывать о том, с кем Аня больше дружит, с ней или с ним.

В то же самое время Аня обдумывала план своей мести. Ей хотелось сделать что-нибудь такое неприятное для Васи, чтобы он больше не захотел учиться в их школе. Вдруг она вспомнила, что стул, на котором сидела Надежда Никитична был довольно-таки неустойчивым и, если подпилить ему одну ножку, то садящийся человек с треском упадёт с него. Решено. Завтра она подговорит одноклассников, которые так же ненавидят Васю, и он с позором будет выдворен из школы. Аня знала, что когда заканчиваются уроки, Вася остаётся на кружок юных натуралистов. Вот тут-то ему и несдобровать.

— Мама, ты не заметила ничего странного в поведении папы? — задалась вопросом Доша.

— Что ты имеешь в виду, доченька? — ответила Мария Ивановна.

— Что-то повлияло на папу, он пить перестал.

— Ну это же хорошо, что он так изменился! Значит, он понял, что так нельзя с нами поступать. Он стал лучше. Разве ты не рада?

— Нет, я очень рада этому. Но…Это так странно… — Доша задумалась — он же говорил, что никогда не перестанет.

— Ну мало ли, что он говорил. Он хотел побороть свою слабость и он это сделал. Да, не каждому это дано, но он это сделал. И мы несомненно должны им гордиться. Теперь дела пойдут в гору — лицо мамы просто  засветилось радостью.

— Ну может быть и так…

Даже после разговора с матерью Авдотью всё ещё терзали сомнения. Её интуиция была достаточно развита, чтобы заподозрить что-то неладное. С самого детства Доша могла заранее предсказывать некоторые события своей жизни и жизни других людей. Но этого никто не знал, потому что она никому не рассказывала, даже Аннушке. Это было её маленькой тайной. В этот раз она отчётливо что-то чувствовала. Что-то плохое приближалось с каждым днём всё ближе и ближе. Опасность. Она почувствовала, что что-то её сковывает, будто железные цепи. Это угнетает и тревожит. Нужно что-то предпринимать. Но что? Не зная врага в лицо, нельзя его обезвредить. А значит, нельзя найти выход из этого бесконечного лабиринта. Скоро придёт минотавр и проглотит. И её, и сестру, и маму с папой. Авдотья не верила никому, только себе и фактам. Последние были не на её стороне. Снаружи всё будто бы преображалось, как преображает весна заснувшую природу после долгой зимы. Но пройдёт время и она снова погибнет. Становилось лучше, так же, как и умирающему человеку перед скорой кончиной. Всё что остаётся, это только ждать. Ждать момента раскрытия карт. И наблюдать за всем, что происходит вокруг. Пусть даже события кажутся самыми повседневными.

— Привет, Вась. Что-то ты сегодня какой-то бледный. Не заболел ли? — заботливо поинтересовалась Доша. 

— Да нет, тебе наверное показалось. — спокойно ответил Вася.

— Смотри, а то мы быстро тебя домой отправим — рассмеялась Аннушка.

В этот день планам Анны не суждено было сбыться: кружок натуралистов не работал, и после школы Вася сразу пошёл домой. Но Анна обязательно устроит ему сладкую жизнь. Не сегодня, так завтра.

После школы, как обычно их компания возвращалась со школы. Аня побежала сразу домой, а Вася попросил задержаться Дошу.

— Ддоша…за — за — задержись ненадолго. Ммне нужно по-по-поговорить ссс тобой — Попросил Пёрышкин.

— Конечно. О чём будем говорить? — Доша села на лавочку.

— Аня что-то замышляет против меня.

— Что ты имеешь в виду? Зачем ты наговариваешь на мою лучшую подругу?! — возмутилась Авдотья.

— Да я сам слышал, как она шепталась с одноклассниками и видел как они поглядывали на меня — смутился мальчик.

— Не может быть…

— Ещё как. Я давно догадывался, что эта девчонка зуб на меня точит — сказал Вася.

— Но зачем ей это нужно? — спросила Доша.

— Это ты у неё спроси — ответил Вася, потупив глаза. — Ну я эттто…пошёл

— Да-да, иди. А с Аннушкой я разберусь — Разозлилась Доша.

— Так значит Аня строит из себя невинную овечку.. — задумалась Доша — ну я ей устрою.

Прошло три недели. Почти месяц пробежал как в тумане. После разговора Авдотьи с Аней, всё пошло как по маслу. Аня испугалась. Она не на шутку боялась того, что Доша перестанет с ней дружить.

Реклама

Комментарии

Вам будет также интересно

Маска. Глава 1

Молодая девушка стремительно бежала через лес, хотя её преследователь давно не гнался за ней, оставшись в глуши густого ельника. Её некогда светлое, немного детское личико потемнело от злости и страха. Она очень хотела отомстить, её душа трепетала от этого состояния. Ветхое ситцевое платье рвалось, его раздирали колючие ветки и кусты шиповника, встречающиеся на пути...

Дух из вечности

Он умеет проходить сквозь стены, он супергерой, но он никому не приносит ни малейшего зла.

Читать далее...

Геном вечности

Дмитрий Соколов был не из тех людей, кто вечно жаловался на жизнь, но в такие моменты, как эти он больше всего походил на них. Хотя он не плакался на плече у друга или коллеги по работе, как это все время делал Игорь, его друг еще со школьной скамьи, но он мысленно нарекал на всю его судьбу...

Читать далее...

Колесо Фортуны

Рассказ о любви и о поиске своего предназначения.

Читать далее...

Лас-Вегас руулиит!

Жизнь начинается только в 70 лет, этому доказательство — Бабуля из моего рассказа!

Читать далее...

Удачное приключение безо всякого смысла

Два приятеля были в командировке в Подмосковье. Всю неделю работали усердно и решили себя вознаградить. Денег не кутеж в столице не хватало. Если честно, то и на Подмосковье их едва-едва. Но парни молодые, все кипит и горит внутри. Надо куда-то выплеснуться и, желательно, что бы это красиво и упруго оформлено было.

Читать далее...

Добавить статью

Приглашаем вас добавить статью и стать нашим автором

Поделитесь с друзьями

Статистика

©  Интернет-журнал «Серый Волк» 2010-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу журнала.