Бабочка и фонарь

        
         оставить комментарий

Это был единственный фонарь на весь двор. Свет его был так ярок, что в кромешную ночь освещал даже отдаленные уголки домов. Им очень часто любовались прохожие. Он был высок и величествен. Кованные железные узоры были прекрасны и массивны. Внутри него горела огромная лампочка ужасающей мощности.

Она появилась как-то незаметно, неизвестно откуда. За свою долгую фонарную жизнь он видел много красивых бабочек. Поэтому по-началу он не обратил на эту никакого внимания. Но вот она покружила вокруг и волей-неволей фонарь приметил ее нежные очертания. Крылья бабочки пархали легко непринужденно. И в то же время ее спина сохраняла величественную осанку. Размах был грациозен. От каждого движения веяло бархатом.

И вот она подлетела. Первое же прикосновение заставило содрогнуться его очерствевшую, привыкшую к боли других душу. Таким нежным и наивным движением бабочка прикоснулась к разогретому до нельзя стеклу. На сотую долю, он ощутил всю холодность ее маленького, изящного тельца. И в тот же миг бабочка отдернула лапку, сильно опекшись. Ее миленькое личико исказилось болью. Фонарь был словно молнией поражен, так остро вдруг почувствовав эту боль, как будто он сам дотронулся до чего-то горячего.

Бабочка сделала еще круг и вновь дотронулась до стекла. Эффект был тот же. Снова и снова она повторяла свои наивные маневры. Боль разливалась по всему могучему телу фонаря. Она, казалось, новым электричеством зажигает в нем некий новый свет.

Устав, бабочка опустилась на росший внизу куст. Она стала дуть на обожженные лапки, обильно поливая их слезами. Фонарь следил за каждым ее движением. Все существо его рвалось помочь. Он хотел хоть как-нибудь ослабить ее мучения.

Близился рассвет. На траве стала появляться прозрачная роса. Легким ветерком бабочку подхватило и, не удержавшись, она приземлилась на траву. Почувствовав прохладу влаги, она принялась смачивать ожоги. Вокруг царила страшная тишина, которую замечал только фонарь. Эта тишина давила физически. Но как отрадно для сердца звучали стоны облегчения, срывавшиеся с губ маленького мотылька, которые в этой тишине беспрепятственно долетали до него.

Омывшись, бабочка уснула, почувствовав облегчение. Фонарь потух. По мере того, как он остывал, настекле, закрывавшем лампочку, тоже проступила роса. А ему казалось, что это слезы, слезы умиления...

Проснулся он только вечером. Бабочка снова перебралась на куст и смотрела в тускнеющее небо. Время было после заката. Быстро начинало темнеть. Бабочка смотрела ввысь, поверх фонаря. А ему казалось, что она смотрит на него. Ее прекрасные зеленые глаза... Он тонул в них. На него нахлынули воспоминания о прошлой ночи. Боже, как нежны были ее прикосновения. Эта крошка как-будто хотела снять бремя его жара, порой невыносимого даже ему самому. Сейчас включат свет и он вновь сможет почувствовать эти нежные холодно-теплые прикосновения. «У нее такие холодные лапки! Но они так греют душу... Она сможет погреться о мое тепло... О, нет! Только не свет! Черт, она же сожжется, наверняка сожжется...»

В мучительном ожидании прошли несколько часов. Включили свет. Испугавшись резкой вспышки, бабочка закрылась своими восхитительными крыльями. Как она была хороша! Немного посидев закрывшись, она изящным движением распахнула свой 'кокон' и предстала во всей красе: ее насыщенно-серые крылья серебрились в лучах света, глаза стали еще зеленее и сочнее, губы припухли и казались еще более манящими. Лишь ее маленькие распухшие лапки напоминали о пережитом прошлой ночью. Посидев такимобразом еще минуты с две, словно давая полюбоваться собой, бабочка вся встрепенулась и, легко махнув крыльями, устремилась на свет. Как сладостно-болезненны были ее прикосновения! Его чугунная душа пела и вместе с тем была готова разорваться на куски. Погода ухудшилась : подул более резкий и холодный ветер. Бабочка стала еще сильнее рваться к спасительно-убийственному теплу фонаря. Ветер играючи сносил ее легкое тельце, но она упорно стремилась к свету.«Как я нужен ей» — думал фонарь — «Она так беззащитна, так неприспособлена и нуждается во мне. Как она хочет, чтобы я обнял ее, приласкал и обогрел».

Всю ночь маленькая бабочка боролась с ветром и отчаянно прикасалась к разогретому стеклу фонаря. На рассвете фонарь потух. Ветер немного ослаб и бабочка находилась так близко к фонарю, что чувствовала исходившее от него тепло и периодически дотрагивалась до стекла. Когда жар стал терпимым, она забилась в проем между зажимом и стеклом. Усталая и обессилевшая она мгновенно задремала прильнув к стеклу.«Какая она сильная и отважная» — думал фонарь — «Она так стремилась ко мне. Как она обнимает меня лапками... Милая, дорогая, я люблю тебя» — мысленно шептал он ей — «Я сделаю все, что смогу для тебя!» И он старался внутренними усилиями перенести все уходящее тепло в маленький кусочек стекла, к которому прильнула бабочка...

Проснулся он только к вечеру. Солнце уже катилось за горизонт. Погода была мерзкая — моросил мелкий дождь. «Любимая, где ты» — была первая мысль фонаря — «Ты там не замерзла?» Бабочки нигде не было видно. Печаль пронеслась по всему железному телу фонаря. «Как она, моя славная, беззащитная крошка?» Солнце совсем спряталось. Фонарь грустил. Он вспоминал прошедшую ночь. Как хорошо, что они нашли друг друга. Теперь они наверняка будут вместе, ведь они так любят друг друга. Уже практически стемнело, но свет все еще не зажигали. Скорей бы зажгли свет, а то она может потеряться, заблудиться...

Бабочка выпорхнула все из-под того же куста и уселась на ветку. Порхая крылышками, она явно прихорашивалась. «Как хорошо, что ты здесь, дорогая» — подумал фонарь — «Скорей бы включили свет, ведь теперь-то мы знаем, что нужно делать... я буду стараться как можно нежнее оберегать тебя, изо всех сил...»

Дождь усилился. Ветер стал сильнее. Загорелся свет. Бабочка, немного поежившись, полетела на свет. Она приближалась, а фонарь чувствовал ликование, восхищался легкостью и свободой ее движений, несмотря на дождь и ветер. «Как она стройна, чиста, нежна...» И вот она в первый раз коснулась стекла, но не легко и нежно, а как-то сильно прижимаясь. И вместе с холодом лапки фонарь вновь ощутил боль, которую причиняет бабочке, да еще с такой страшной силой, что стало как-то не по себе. «Да что ж ты делаешь?» — подумал он. А бабочка вновь ударилась в стекло. Фонарь чувствовал, как независимо от его воли, стекло нагревается с каждой секундой... Дождь хлестал косыми струями. Бабочку сбивало крупными каплями, швыряло ветром, но она упорно билась в горячее стекло. «Бедная! Ей ужасно холодно и страшно. Она хочет прижаться ко мне, моя несчастная...» — думал фонарь. Бабочка превозмогла порыв ветра и очутилась прямо около фонаря. Она носилась вокруг него, то и дело тыкаясь в стекло. «Нет! Ты же сейчас сгоришь, дурочка!» — мысленно кричал фонарь. «Да выключите же вы свет — она сейчас сгорит!» А бабочка упорно тыкалась в горячее стекло, несмотря на явные признаки боли, которую испытывала. Несчастный фонарик тужился всем телом, стараясь откинуть губительный жар в противоположную от страдалицы сторону. «Да лучше б я погиб, чем она! Господи, забери меня!»

И тут, словно ответ на его мольбу, двор оглушил звон. В ночной тишине он показался особенно пронизывающим и неестественным. Камень, запущенный хулиганом, пронзил насквозь стекло фонаря, разбил лампочку и оставил комок грязи на месте соединения проводов. Настала кромешная темнота, которую нарушили лишь несколько коротких вспышек искр, из места где мокрая грязь мешала электричеству. Когда и они погасли, стало темно и тихо.

Фонарь был в бреду. Сквозь пелену он видел эти искры. «Спасибо» — мысленно шептал он. Последними усилиями сознания он пытался увидеть бабочку... Она упархивала легкими взмахами... «Куда же ты, глупенькая. Грейся. Теперь будет тепло...»

Он старался держаться и лишь изредка забывался коротким тревожным сном. Все остальное время, несмотря на невыносимую боль, он оставался в сознании. Он ждал ее...

Утром пришли рабочие. Осмотрели фонарь, попробовали поменять лампочку. Безрезультатно.

Солнце яркосветило, усугубляя и без того плохое самочувствие фонаря. Его колотило. Не обращая на это внимания, он все время думал о бабочке: «Как же она без меня? Кто позаботится о ней? Маленькая, слабенькая...»

Подъехала машина. Вней сидели еще рабочие. Они достали из машины что-то завернутое в тряпку. Шофер торопился и машина уехала. Рабочие взяли лопаты и принялись выкапывать столб фонаря. «Нет! Что вы делаете? Куда? Как? Она же погибнет без меня! Негодяи! Подонки! Оставьте меня! Я нужен ей! Милая, прилетай скорее! Она же не перенесет, если меня не найдет! Дорогая! Я люблю тебя!» — мысленно надрывался фонарь.

Фонарь выкопали и положили рядышком в траву.

И тут он увидел свою бабочку. Легко порхая, она прилетела и села на цветок на соседней клумбе. Она не обращала никакого внимания ни на него, ни на рабочих. Она мирно прихорашивалась на цветке.

Фонарь лежал в траве, явственно ощущая, что эти часы — его последние. И все равно все его мысли были заняты одной лишь бабочкой.«Подлети ко мне, милая, я здесь» — думал он. Тем временем на полянку откуда-то прилетела небольшая стайка мотыльков и бабочек. Его бабочка моментально заметила их и кокетливо взмыла над цветком. Один мотылек отбился от группы и подлетел к ней. Они запорхали крыльями друг перед другом и улетели к группе, которая вовсю резвилась над клумбой. Как его бабочка была грациозна, лиха, изгибиста во всех этих пируэтах... Как она изящно кружилась то с одним мотыльком, то с другим...

Фонарь лежал в траве и тихо мысленно звал ее...

Нарезвившись вдоволь, бабочка подлетела к кусту и, не обращая внимания на рабочих, шмыгнула под него.

От жары фонарю стало совсем плохо и он забылся...

Проснулся он когдауже темнело. В вечерних сумерках было прохладно и ему даже показалось, что стало легче. Он думал о ней. «Может она просто не заметила... Но вечером,вечером то она обязательно увидит...»

И тут его ослепило вспышкой. Как-будто все вокруг озарилось светом, и перед ним предстал во всей красе новый кованный черный блестящий фонарь, излучавший свет, наверное, еще ярче прежнего.

Бабочка медленно вынырнула из-под куста, грациозно расправила крылышки и устремилась к новому фонарю.

Погода стояла прекрасная : было тепло и безветренно. А бабочка тыкалась в горячее стекло другого фонаря и даже смеялась опекаясь! А новый фонарь был важен и надменен. И, казалось, еще сильнее раздувал жар своей напыщенностью.

«Нет! Нет, я брежу! Мне это только снится! За что, любимая? Ты не видишь, что он другой?»

А бабочка безмятежно носилась вокруг фонаря и настойчиво тыкалась в стекло. И движения с каждым разом становились все нежнее, ласковей. Вот она уже явно снимает жар с него своими холодными лапками... Она не морщится опекшись, она смеется?!

Фонарь лежал рядом, в траве. На осколках его разбитого стекла искрились капельки росы, до которой было еще шесть часов.

«Она любит меня, любит! Она летит к нему лишь потому, что ей нужно тепло...»

Реклама

Комментарии

Вам будет также интересно

Бабочка и фонарь

Это был единственный фонарь на весь двор. Свет его был так ярок, что в кромешную ночь освещал даже отдаленные уголки домов. Им очень часто любовались прохожие. Он был высок и величествен. Кованные железные узоры были прекрасны и массивны. Внутри него горела огромная лампочка ужасающей мощности.

Лебединная любовь

Моя повесть. С ней я выиграла один серьезный конкурс.

Читать далее...

О фее Белой Розы (сказка)

Юная фея стремится на нашу бренную планету. За это её изгоняют из планеты фей и предупреждают: через месяц ей суждено погибнуть. Спасти её может только любовь...

Читать далее...

Как я провела свои летние каникулы

Все началось с того, как прозвенел последний звонок... В те минуты я понимала, что начинается оно безумное, счастливое лето, которое я ждала 9 месяцев.. На волне радости и ожиданий чего-то счастливого я собрала свои вещи и предвкушала чудесный запах поездки...

Читать далее...

История Миши и Ксюши

Все пошли на улицу курить, а в это время на веранде был пьяный Славик (друг Миши), он разговаривал с Мариной (сестра Ксюши), пытался помочь достать помидоры в банке, его изрядно покачивало и все не раз предлагали отвезти его домой, но он упорно отказывал, ссылаясь на то что он трезвый...

Читать далее...

Судьба?

Утро. Не люблю утро, особенно раннее. Но в этот майский день я решила войти с улыбкой, ведь впереди у меня была такая долгожданная поездка в город грехов и великих художников Амстердам...

Читать далее...

Добавить статью

Приглашаем вас добавить статью и стать нашим автором

Поделитесь с друзьями

Статистика

©  Интернет-журнал «Серый Волк» 2010-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу журнала.