Всадник

        
         оставить комментарий

(по мотивам одного стихотворения)

По всей многострадальной русской земле полыхала гражданская война. Над соломенными крышами  хат  некогда шумных, наполненных коровьим  мычанием и голосами подвыпивших мужиков  деревень, уже вовсю полыхало зарево страшного и необратимого пожара. Брат на брата, сын на отца, красный на белого… Рубили, кололи, жгли. И по всем дорогам  витал неприятный, наполненный ужасом и беззащитностью, трупный запах. Гибли сотнями, тысячами. Гибли за идею, за деньги, за право властвовать и повелевать. Стаи воронья кружили  над  безлюдными степями, и разрывалось  небо от выстрелов, наполняя кровью и без того нерадостную жизнь русского народа.

Полк  красного командира товарища Кучеренко попал в сложную ситуацию. По флангам и в тылу барражировали  разъезды  атамана Дутова. А где-то позади, в результате несогласованных действий, остался основной костяк армии командарма Блюхера. Кучеренко нужна была подмога, удар с тыла главных сил, чтобы вырваться из ненавистного окружения. Будучи не кадровым военным, Кучеренко  плохо разбирался в стратегии. Но в его груди горело негасимым огнём отважное сердце, его руки, познавшие  тяжёлый молот кузнеца, крепко держали шашку, и зычный голос громко разносился над полком во время бесстрашных, накатывающихся лавиной  на противника, атак.

Кучеренко вызвал ординарца.

— А позови-ка мне, Антоха, Барыкина!

Барыкин — боец средних лет, казак из малоимущих. Особой отвагой не отличался, но и за обозы не прятался. Зато был надёжен, любил коней, а главное стрелял очень метко. Так, навскидку, на спор мог поразить любую мишень, отчего имел в полку определённый вес и уважение. Только Кучеренко знал, что звали его Силантием, что за уход в Красную армию белоказаки, жители его же родной станицы, повесили всю его немногочисленную семью — жену и пятилетнего сына. С тех пор онемел Барыкин. И никто и никогда больше не слышал его голоса. Он молча получал приказы, молча их выполнял и молча докладывал.

Вот такой человек и понадобился Кучеренко. А понадобился для того, чтобы доставить пакет самому командарму  Блюхеру.

— Понимаешь, Силантий! — Кучеренко грозно заглядывал в бесцветные глаза своего бойца, — Умри, утони, сгори, а  пакет не должен попасть к дутовцам! Мышью проползи по степи, пулей пролети над полями, а постарайся доставить моё послание! Сам видишь, гибнет полк. И не  выживет, коли не придёт помощь Красной армии!

Силантий смотрел на комполка из-под хмурых бровей и молча кивал головой.

Прежде, чем тронуться в карьер, Барыкин с сожалением посмотрел на свою винтовку, зачем-то погладил по стволу  и, завернув в холстину, спрятал под солому обозной телеги. Достал из-за пазухи револьвер, подобранный в прошлом бою возле убитого беляка, протёр его рукавом и снова сунул за пазуху.

Он ласково потрепал по морде своего любимого Воронка, с которым не расставался вот уже год. Конь доверчиво ткнулся в его грудь и затих, понимая, что

не просто так хозяин задумчиво глядит на него своими карими, полными дум, глазами…

 

Бесконечна русская степь! Маревом повисла над ней июльская жара, испепеляющее солнце, словно косой, валило наземь разноцветные травы. Над потрескавшейся землёй изредка проносился заблудившийся ветерок, и писк одинокого суслика раздавался из осыпавшейся норы. Изнывала земля, изнывал русский народ. От жары, от крови, от обречённости.

Во весь опор мчал на вороном коне красный казак Барыкин. Воронок летел по степи, распушив свою коротко постриженную гриву, впиваясь в горизонт огромными чёрными глазами! Сливаясь с конём, всадник напоминал стрелу, выпущенную из тугого арбалета. И не было остановки у этого полёта, потому как комполка Кучеренко очень надеялся и верил бойцу Барыкину.

Выстрелы за спиной хлопнули неожиданно.

«Белый разъезд!» — понял всадник, ударил стременами  по бокам Воронка, понимая, что конь и так несётся на последнем дыхании. Оглянувшись, увидел дюжину белоказаков. Те мчались вслед с гиканьем, с вытянутыми наголо шашками. Стреляли, кричали. Словно на ждигитовке, Барыкин откидывался в седле и стрелял,посылая в ненавистного врага свои метко выпущенные пули. Потом погоня, не в силах достать, стала отставать и растворяться в мерцающем воздухе наступающего вечера.

— Господин есаул, кто-то из наших, кажись,попал! — пожилой казак соскочил с коня, лихо всадил в ножны шашку и облегчённо вздохнул.

— Чёрт с ним! — есаул глянул на обступивших его казаков. — Четверых угробил, подлюга!

 

…На десятки вёрст растянулись по степи позиции красных. Цепи вырытых окоп окутали окраины нескольких деревень.

— Дядя, гляди — конный! — молоденький парнишка указал пальцем в сторону белых.

— Точно, конный!

Прямо на позиции скакал обезумевший конь. Взмыленный, с летящей изо рта пеной, он походил на посланника апокалипсиса. Ухо, оторванное шальной пулей, болталось на ветру. Всадник, уткнувшись лицом в конскую гриву, обхватил шею коня окровавленными руками и не подавал признаков жизни.

Красный казак Барыкин уже умер…

Реклама

Комментарии

Вам будет также интересно

Всадник

Участникам гражданской войны. Белым и красным, старым и молодым.

Генералы (цикл стихов)

Расстрел бессудный на рассвете,
И пепел неба розоват.
За миром большевистским светит,
Играя мускулами, ад.

Читать далее...

Школа, самогон, груша и электричество (серия «Моя Совдепия»)

Жить негде, квартиру на халяву не дают, даже на кооперативную очередь не ставят — надо строиться, но денег нет, надо все самому, но где взять время? Школа — вот выход...

Читать далее...

Переход России к рыночной экономике. Этапы «перестройки»

В статье говориться о способах перехода России к рыночной экономике, этапах «перестройки», а также описаны последствия быстрого перехода к новой экономической системе.

Читать далее...

В 1950-е СССР планировали обрушить на Америку гигантское цунами

Американский метеоролог Скотт Стивенс убежден, что ураганы «Рита» и «Катрина» искусственно созданы с помощью нового российского супероружия. Эта гипотеза, конечно, не имеет под собой никакой фактической основы. Однако мало кому известно, что в 1950-е годы в Советском Союзе действительно планировали затопить береговые города Америки — с помощью искусственного цунами.

Читать далее...

Социальные стандарты населения СССР глазами американского профессора

Несмотря на очевидные и, в конечном счете, фатальные недостатки советской системы центрального планирования, советская модель роста, тем не менее, достигла убедительных темпов экономического роста и способствовала стремительной индустриализации СССР, в частности в десятилетия с 1930-х по 1960-е годы.

Читать далее...

Добавить статью

Приглашаем вас добавить статью и стать нашим автором

Поделитесь с друзьями

Статистика

©  Интернет-журнал «Серый Волк» 2010-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу журнала.