Офис

        
         оставить комментарий

О душевных переживаниях и разбитых мечтах офисного клерка.

Понедельник.

Море. Бескрайние просторы воды. Он стоит на носу яхты, держась за канаты. Рассвет. Нет ничего, кроме него, пробуждающегося солнца и моря. Чувство свободы, парящее между запахом соленой воды и ветром, треплющим его волосы. Все это словно кадры кинофильма… Будильник. Он просыпается. Очередное серое утро в городе. Вроде бы светит солнце, но не такое, как в море во сне, городское, серое. В зеркале отражается усталое небритое лицо. Он лениво берет зубную щетку. На кухне в раковине немытая посуда. Он заваривает растворимый кофе и закуривает сигарету, запивая ее своим горьким напитком. Не застилает кровать, лень. Он не помнит, когда последний раз застилал. Одевается. Брюки, носки, белая рубашка, галстук, пиджак, улыбка. Он один. В его жизни, да и в постели, давно уже никого не было. На прощание улыбается зеркалу. Закрывает за собой дверь. Метро. Сотни таких же усталых лиц с наклеенными улыбками. Он едет на работу, так нехотя, лениво, но надо. Кому? Зачем? Просто надо…

— Стас, не забудь, с тебя в конце недели годовой отчет.

— Да, конечно, — отвечает он, вырванный из своих мыслей.

У него уже давно создалось впечатление, что его работа — один сплошной отчет, недельный, месячный, квартальный, годовой. Кому это надо? Как он вообще оказался на этой работе? Ведь когда-то же он о ней мечтал. А мечтал ли? Конечно, мечтал. Не зря же он окончил школу с золотой медалью. Потом пять лет учился в институте на отлично. И вот он, пройдя огромный конкурс, получил это место. Исполнительный и коммуникабельный. Он здесь уже последние двенадцать лет.

— Стас? Составишь компанию на обеде?

— Да, конечно.

Катя. Последние три года для него лучик солнца в темном царстве. Он старше ее на шесть лет. Любовь? А что такое любовь? Половое влечение? Духовно-личностная симпатия? Или отражение одного в другом? Он уже давно не разбрасывается этим словом и вообще, наверно, в скором времени исключит его из своего лексикона. Она просто добрая. С ней уютно. Кажется, что ей не все равно.

— Что-то ты сегодня какой-то хмурый. О чем думаешь?

— Да так, ни о чем. Просто устал.

— Как продвигается отчет?

— Нормально. Думаю, в срок успею, — отвечает Стас, вновь погружаясь в свои мысли.

Он удивляется, как все быстро в жизни. Вроде бы еще на прошлой неделе сидел за школьной партой. Жадно впитывал знания. Над ним издевались, прикалывались. А потом все равно просили дать списать. Он давал. Ему не было жалко. И вот уже выпускной. Все шутят, прикалываются, но не издеваются, уже как-то безобидно, по-дружески.  Первый секс. Пьяная одноклассница, благодаря ему она сдала выпускные экзамены на отлично. А сегодня он уже здесь. За столом в офисе, готовит годовой отчет.

— Стас, заканчивай. Рабочий день подошел к концу. У тебя еще вся неделя на этот отчет.

— Да-да. Еще минутку.

Катя подбивает Пашу локтем.

— Стас, не хочешь пойти с нами в бар? — спрашивает Павел. — Понедельник — тяжелый день, надо расслабиться.

— Почему бы и нет, — отвечает он. Сохраняет рабочую копию отчета. Выключает компьютер.

В баре он поддерживает разговор. Ведь все разговоры о работе. Катя зовет его танцевать. Он отказывается. Стас не любит танцевать, просто потому что не умеет, и это выглядит глупо. Заказывает себе еще выпить. Потом вызывает такси. Едет домой. Снимает брюки, носки, белую рубашку, галстук, пиджак, улыбку. Ложится на кровать. Засыпает.

Вторник.

Он снова на борту своей яхты. По морю идет легкая рябь. В лицо светит солнце и дует морской бриз. Если бы кто-нибудь смотрел этот сон вместе с ним, то, скорее всего, подумал, что это рекламный ролик «OldSpice». Красивый мужчина в солнечных очках на борту яхты. Снова будильник выгоняет его из сладкого забытья. То же небритое усталое лицо в зеркале. Он бреется, чистит зубы. Тот же кофе, сигарета. Та же одежда, улыбка. То же метро и те же люди в нем. Та же работа.

— Стас, можешь помочь? — обращается к нему Катя. — Ты единственный мужчина здесь, с кем я могу посоветоваться.

— Да, конечно. Что у тебя?

Она заходит с его компьютера в интернет-магазин нижнего белья. Открывает несколько вкладок.

— Как думаешь, какое мне больше подойдет?

Он пролистывает вкладки, потом смотрит на нее, снова пролистывает, потом снова смотрит.

— Думаю вот это, — тыкает он пальцем в зеленые кружева на мониторе.

— Ты серьезно так думаешь, или просто выбрал первое попавшееся?

— Серьезно. Думаю, оно тебе подойдет больше всего.

— Забавно, я тоже к нему больше всего склонялась. Спасибо.

— Да не за что.

Ох, это женское белье! Еще вчера он жил в институтском общежитии, удачно варьируя между учебой и пьянками. Как-то одна девушка забыла у него в комнате бюстгальтер. Пьяная дура. А ведь он тогда почти влюбился. Если бы она только сказала на утро что-нибудь ласковое вместо:

— Извини Стас. Было забавно. Но эта ночь была ошибкой. Я просто так сильно напилась…

И остался только этот лифчик…

— Молодой человек, вы домой собираетесь? — вырвала его из мыслей уборщица.

— Да-да. Конечно.

Он выключил компьютер. Часы показывали половину восьмого вечера. Еще один день подходил к концу. То же метро, те же лица, та же квартира, та же постель. На сегодня хватит. До завтра…

Среда.

Утро, кофе, метро, работа…

Когда-то ему все это нравилось. Он помнит те дни. Они доставляли удовольствие. «Эй, парень, принеси кофе! Слушай, можешь это распечатать, размножить?». С ним не считались. И это было здорово? Нет. Тогда что? Непонятно. Но что-то было. Светлое и радостное во всем этом.

— Стас, как отчет продвигается?

— Нормально, — он делает дружественную улыбку. — Думаю, в срок уложусь.

Море. Почему оно в последнее время так его манит? Словно зовет. Может потому, что там никогда не был? Такое прекрасное. Настоящее. Прохладное. С морем не нужно притворяться. С ним не надо заигрывать. Ты можешь либо быть там либо нет.

Перекур в туалете сидя на подоконнике. За окном город. В нем миллионы таких же, как он. Притворяющихся, заигрывающих, с наклеенными улыбками и скрытыми желаниями. Темнеет, город зажигает огни. Но от этого он не становится лучше. Ты в нем одинок. Угнетающе одинок. В городе миллионы таких, как ты, но ты один. Одиночество в море же не угнетает, скорее наоборот даже радует. Что ты наедине с морем.

Еще пару часов на отчет, и можно возвращаться домой, за свое холодное окно. Где так же одиноко, где есть только ты и твои мечты о море…

Четверг.

— Стас, сегодня последний день.

— Я знаю, Кать, остались последние штрихи. За сегодня все доделаю.

— Буду держать за тебя пальцы крестиком. Хотя я в тебе и так уверена.

Ей не все равно. Она добрая. Ну и что? Лена тоже была добрая. А что стало? Наверное, после нее все полетело к чертям. Он любил ее, и ему казалось, что она любит его. Они познакомились здесь, на работе. Он молод, она красива. Все получилось как-то само собой. Кино, театры, прогулки, поцелуи, секс. Эти воспоминания до сих пор вызывают в нем смешанное чувство из радости и огорчения. И что произошло со всем этим? Она просто ухала. Уехала в Сочи с каким-то инструктором по дайвингу. Он совсем недавно перестал ее винить. И начал винить себя. Просто у нее хватило смелости. Смелости на то, чтобы сорваться с места. А у него нет. Он так и остался. Здесь. В сером городе. Один. С разбитым сердцем.

Отчет закончен. Можно идти домой.

Пятница.

— Таким образом, продажи увеличились на пятнадцать процентов, а общая прибыль на двадцать.

— Станислав Михайлович, спасибо за проделанную работу, — начальник жмет ему руку и улыбается. — Завтра по этому поводу всех жду на корпоратив. — Презентация заканчивается, все выходят из зала для переговоров.

— Стас, отличная работа.

— Спасибо.

— Стас, а ты пойдешь на корпоратив? — спрашивает Катя.

— Не знаю еще.

— Приходи, будет весело.

— Ну если ты так думаешь…

— Я знаю!

— Тогда я приду.

— Отлично. Тогда увидимся там.

Отчет закончен. Очередной. Еще один. Неужели он только и способен писать отчеты. Он едет в метро. Домой. Напротив него сидит мать с сыном лет пяти. Она что-то ему говорит, и он смеется. По-настоящему смеется. Не из лести к матери. У него нет понятия лести. Он смеется, потому что ему смешно. Мальчик смотрит на него и улыбается. Он пытается улыбнуться в ответ, так же, как мальчик, по-настоящему. Но ничего не выходит. Взрослые забывают, как улыбаться. Как улыбаться солнцу, конфетам, новой машинке, забавной маминой шутке. Да и как не улыбаться, когда у тебя всего одна проблема в детстве, — это почему День рождения и Новый год всего один раз в год. Приходится их ждать, ждать того, что тебе подарят. Но он вырастет. Мы все вырастаем. И где-то в процессе этого мы престаем ждать и уже не видим разницы между фальшивой и настоящей улыбкой. Этот малыш найдет какую-нибудь одну улыбку и станет надевать  и снимать ее в течение дня. Станет еще одним серым жителем, одним из миллионов, но, как и все, одним…

Суббота.

Корпоратив. Все друг друга поздравляют. Поздравляют и его с хорошим отчетом. Он открещивается, мол, ничего особенного. Бесплатная выпивка, музыка, танцы. Он не танцует. Не умеет. Звучит какая-то медленная мелодия. Он ищет глазами Катю. Под эту песню можно было бы станцевать. Находит. В центре танцпола. Целующуюся с Пашей. Он залпом допивает содержимое стакана. Выходит на улицу. Вытирает слезы. Почему он плачет? Кто она ему? Да никто. Так просто коллега по работе, которой не все равно. Или нет, все равно? Он успокаивает сам себя.

Курит. Идет по улицам города, закутавшись в пальто. Мимо пролетают лица, машины, рекламные вывески, сливаясь в какую-то одну кляксу с полотен Сальвадора Дали.

Он замирает. Рекламный баннер. Пачка сигарет на фоне пляжа. Его внимание привлекает сам пляж. Он отчетливо видит себя там. Среди желтого песка, пальм, морского бриза и шума прибоя. Он не один, он наедине с океаном. От этого становится как-то грустно, сердце словно зажали в тиски. Ведь он здесь. В этом сером городе, среди серых улиц, где одиноко…

Воскресенье.

Он сидит на крыше своего дома и пьет виски с горла бутылки. Тяжелые свинцовые тучи давят на него сверху. Он не понимает, как все так вышло. Еще вчера он жил, к чему-то стремился. А теперь все дни стали одинаковыми и стремиться не к чему. Цель как-то потерялась в однообразности дней. Он пьет и плачет, жалея себя. Как он из счастливого успешного человека, индивидуальности, превратился в очередное привидение этого города, слился с серой массой?

Море. Он никогда прежде не видел его вживую. Да и, наверно, никогда уже не увидит.

Дождь. Дождь нещадно начинает поливать его. Вроде бы теплый, приятный. Он делает очередной большой глоток виски. Запрокидывает голову к небу, закрывая глаза. Большие теплые капли нежно бьют его по лицу. Как? Зачем? Почему? Вопросы в его голове, на которые нет ответа. Он встает на край крыши. Смотрит вниз. Делает еще один глоток. Смотрит на выход с крыши. Наверное, было бы здорово, если бы сейчас ворвалась  сюда Катя и остановила его от прыжка. Но она не придет. Она не знает о его намерениях. И никогда не интересовалось по-настоящему. Ей все равно, как и всем. Он делает еще один глоток. Смотрит вниз и улыбается…

Понедельник.

Море. Такое красивое, манящее. Он капитан своей яхты, своей жизни…

Будильник. Снова вырывает его из сна. За окном солнце, странно желтое для этого города. На лице улыбка. Забыл вчера снять? Нет, настоящая. Он включает радио, там играет ненавистный ему GreenDay.  Какая-то веселая песня. Улыбка становится шире, настоящая. Он подходит к ванной. Все так же лениво чистить зубы, а если лень, то можно и не чистить. На кухне он заваривает зеленый чай, выбрасывает пачку сигарет. Одевается. Джинсы, кроссовки, толстовка. Отличная погода, можно прогуляться до работы и пешком. Он кладет заявление об увольнении начальнику на стол и уходит прежде, чем услышит уговоры, чтобы он остался. Подходит к Кате со спины, закрывает ей глаза ладонями с вопросом:

— Угадай кто?

— Стас? Что с тобой? Шеф неожиданно скончался?  Чего ты такой счастливый?

— Да. Все отлично. Нет. Я уволился.

— Что? Уволился? Как?

— Да. Молча пришел и положил на стол заявление «по собственному желанию». У меня к тебе просьба будет. Я сегодня уезжаю. Мне нужно, чтобы ты продала мою квартиру. А деньги перевела на вот этот счет.

— Уезжаешь? Куда?

— Подожди, я не договорил. Я оформил на тебя генеральную доверенность.  Ты сделаешь это для меня?

— Э… Ну, да. Если тебе это так надо. Так куда ты уезжаешь?

— На море.

Он стоит в аэропорту на таможенном контроле. Уже объявили посадку. В одной руке у него сумка, в другой загранпаспорт и билет до Доминиканской республики. Море. Такое красивое, манящее. Он капитан своей яхты, своей жизни…

Реклама

Комментарии

Вам будет также интересно

Офис

О душевных переживаниях и разбитых мечтах офисного клерка.

Три дня

Однажды в школе отменили уроки из-за праздников и у подростков появилось три свободных дня. За эти дни Маша продумывает собственный дизайн одежды и решает его сшить но все оказывается не так просто. Но она не сдается и отправляет свои эскизы в Интернет.

Читать далее...

Уборка

Как мы наводили порядок.

Читать далее...

Невозможное

Жизнь тем и прекрасна, что позволяет сны делать явью.

Читать далее...

Церковь

Говорят, что в церкви тихо
И икон полно.
Вот задуматься б об этом,
Посетив кино.

Читать далее...

Добавить статью

Приглашаем вас добавить статью и стать нашим автором

Поделитесь с друзьями

Статистика

©  Интернет-журнал «Серый Волк» 2010-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу журнала.