Морад

        
         оставить комментарий

Рассказ основан на реальной истории о пребывании русской девушки в 2011 году в 2-х отелях: Си-Галл и Ле Паша в Хургаде. Включает описание условий проживания в самих отелях, экскурсии, развлечения, знакомство с местным колоритом.

***

I

Морад — это египетский парень. С ним меня познакомила подруга Вита в одной из поездок на отдых. Пролетев самолетом Москва-Хургада около 4-х часов, мы из осени попали в лето. Выйдя на трап, почувствовали теплый  воздух пустыни, словно с улицы вошли в сухую сауну. Поселились в отеле Си Галл, расположенном в центре курортного города. При этом нам пришлось отстоять свое право на то, чтобы поселиться в удобном  номере с хорошим видом из окна. Дело в том, что человек с ресепшена дал нам ключи от номера на 4 этаже, окна которого выходили на хоздвор, где громко гудела вентиляционная система отеля. Недолго думая, забрав с собой багаж, мы   спустились обратно на ресепшен, объяснили свои претензии и устроились в мягких креслах просторного холла в ожидании. К радости, через некоторое время нас  определили в другой номер, из окона которого открывался прекрасный вид на сады и бассейны отеля. Надо сказать, что раздвижное окно нашей комнаты составляло всю переднюю стену, и из уютного номера мы сразу попадали на ухоженную территорию отеля.

Солнце зашло и быстро стемнело. Виталина засобиралась на встречу со своими египетскими знакомыми, приобретенными в предыдущих поездках. Я, утомленная пережитым днем, решила лечь на широкую, уютную кровать и выспаться. Среди ночи меня разбудил звонок телефона в номере.

— Люси!, — звал  голос Виты на другом конце провода, — Желаешь присоединиться к нам?

— Прости, Витуль, очень хочу спать, — проговорила я сонным голосом.

Утром Вита рассказала о встрече с друзьями и призналась в том, что  вынуждена была звонить мне среди ночи по настойчивой просьбе одного молодого человека, присутствовавшего в компании. Вита назвала его имя — Морад.

Отпускное утро началось без мыслей о работе, об ответственности и обязанностях. Восхитительные пейзажи за окном, яркое солнце и море побуждали к деятельности. На ближайшие дни мы решительно запланировали экскурсии в Луксор, на Райский остров и дайвинг. Вслед за решением оргвопросов, прихватив маску и трубку, направились к морю. Бирюзовая вода Красного моря была восхитительно прозрачной и нам, не избалованным теплыми водами морей в России, показалась просто ласкающей. Пользуясь разными стилями, мы заплывали за буйки, ныряли и в маске рассматривали красоту  кораллов, сохранившихся в прибрежной зоне. Полные впечатлений,  вернулись в номер,   успев записаться по пути на ужин в платный ресторан.

В полдень Виталина поднесла к моему уху свой мобильный телефон. Доброжелательный мужской голос, старательно и достаточно правильно выговаривая русские слова,  сообщил мне:

— Люси, это Морад. Я вчера ждал тебя. Я желаю познакомиться с тобой. Прошу, в конце дня жди меня вместе с Витой у вашего отеля.  Я, начитавшаяся в инете о коварстве египетских мужчин, знала, что не следует положительно отвечать на такие предложения. Тем не менее, закрался вопрос: — Кто этот Морад?   Моя подруга  мало знала о нем. Сказала только, что он работает в магазине одежды и  является другом ее друзей. Вечером Морад вновь позвонил и сообщил, что ожидает нас у отеля. Мы решили, что ничего не случится, если я взгляну на него.

Мы стояли у отеля. К  нам направился стройный, хорошо одетый смуглый парень среднего роста. Волосы его были аккуратно пострижены, красивые черные глаза блестели. Он улыбнулся, завидев нас. Поздоровавшись, сразу пригласил в кафе на берегу моря, сказав: — Там подают хороший манговый сок. Затем добавил: — Наши друзья придут туда.  То, как держался этот парень и его сдержанная улыбка произвели хорошее первое впечатление, и я не отказалась  посетить местное кафе.

После захода солнца, когда жара спадает, жители Хургады высыпают на улицу. Их можно увидеть сидящими около домов, в многочисленных кафе, магазинах. Кафе, в которое мы направились, находилось на самом берегу моря. Плетеные столы и стулья стояли на песке под открытым небом. Некоторые кресла располагались прямо в воде, и босые ноги посетителей плескались  в волнах. Усадив нас за столик, Морад заказал соки и коктейли. Через некоторое время к нам присоединился знакомый Виты с именем Виктор. Я ожидала, что придет еще кто-то, но никто не появлялся. Мы весело болтали обо всем и ни о чем. Я узнала, что Мораду 32 года, он 3 года отслужил в Египетской армии, закончил университет в Каире, но не работал по специальности. В настоящее время он является продавцом в одном из отелей. Оказывается, продолжительность его трудового дня составляет 12 часов, и  он освобождается  только в 23 — 24 часа ночи.

Мы пили отличный манговый сок, фотографировались, босиком гуляли по прибрежному песку, любовались серебристой лунной дорожкой, говорили о том, что Красное море — настоящая жемчужина планеты. В середине беседы Морад осторожно взял мою руку и поцеловал ладонь. Я подумала, что не следует этому придавать значения и, как ни в чем не бывало, продолжила общение. Вернувшись в отель, мы с Виталиной коротко поговорили о Мораде.  Я сказала, что не сожалею о времени, проведенном в его компании, но призналась, что ничего особенного в нем не увидела. Много таких парней можно встретить, как в Египте, так и в России. Таким образом, я могла по-прежнему спокойно спать по ночам и безмятежно предаваться отпускной эйфории.

На следующий день после знакомства мой новый друг прислал смс с пожеланиями доброго утра и надеждой на то, что мы с Витой согласимся   посетить вечером одну из городских дискотек. Пообещав  Мораду подумать, мы предались обычной курортной жизни.

Ужин был в платном ресторане на территории отеля. Необычность ресторана заключалась в его расположении. Он парил в воздухе на высокой опоре, и его пол медленно крутился по часовой стрелке. Программа в этот вечер была интересной. Красивая девушка исполнила восточный танец, который понравился многим посетителям. Одобрительно кивая головами немцы, поляки, чехи, русские  вкладывали купюры в восточный костюм  танцовщицы. Большое впечатление произвел на нас танец Танура в исполнении молодого египтянина. Этот удивительный танец я видела второй раз, но это не умаляло моего искреннего восхищения мастерством танцора. О танце хорошо написал мой друг, московский поэт.

ТАНУРА*(Египетский мужской танец с юбками)

Молодой южанин смуглый,

И не скажешь, что шотландец,

В центр людской толпы округлой             

Вышел в юбках! Будет танец!

 

Руки в пояс, локти статно,

Башмаки трут плоскость пола,      

Центробежной силой складки 

Раскрывают юбок полы. 

 

Юбка, обратившись диском,

По танцору, без запинки

Ввысь скользя, то вдруг пав низко,

Колесится грампластинкой.

 

То покажется юлою,

То маховиком на спице,

Зонтиком над головою,                   

То деталью колесницы.

 

Парень тканью выльет пламя!        

Один «блин» свернёт «ребёнком»,            

Пять витков исполня с мямлей,

Упакованным в пелёнки.

 

«Не хотите ли в ней сами,

Нарядившись покружиться?» —

Репетирует с гостями.

Как с таким не подружиться?

 

Юноши и девушки в красивых национальных костюмах исполнили еще несколько танцев. Каждый новый номер публика встречала очень доброжелательно, аплодисментами вдохновляя артистов.

Столы были оформлены эстетично — свечи, накрахмаленные скатерти и салфетки, необычная посуда. На большой тарелке красиво уложены рыба и румяные лобстеры, затейливо вырезанные овощи, черный рис. Из напитков мы специально заказали бутилированное египетское вино, чтобы окунуться в национальное. К концу вечера красивые женщины и мужчины из разных стран весело переговариваясь, танцевали на танцполе крутящегося ресторана. После ресторана, будучи в прекрасном настроении, мы приняли утреннее  предложение наших египетских друзей посетить городскую дискотеку, чему те были рады.

Морад не заставил себя долго ждать и вскоре мы с Витой ехали в такси на дискотеку, расположенную достаточно далеко от нашего отеля. Она  находилась в полуподвальном помещении, где царит полумрак и только танцпол изнутри освещается яркими разноцветными  огнями. Здесь можно услышать   современные  шлягеры разных стран. Было похоже, что ди-джей стремился удовлетворить вкусам разных клиентов. При нашем появлении он включил что-то из русского альбома.

Морад не отходил от меня. Юноша расспросил, как я провела день. Мой рассказ он слушал внимательно и с улыбкой. Молодой человек обладал хорошим чувством юмора и смеялся вместе со мной, когда слышал смешное. К нам присоединились его друзья.  Одного из них звали Марк, и он пригласил нас когда-нибудь посетить его виллу, если мы найдем для этого время. Наша компания танцевала, пила коктейли,  пиво, общалась на разные темы, смешивая русско-арабско-английский языки. Всем вместе было весело. В конце вечера Морад крепко держал мою руку и не отпускал ее. Я чувствовала, что нравлюсь ему.

Вернувшись в отель, я спросила себя:  как мне вести себя по отношению к Мораду? — поощрять начинающиеся отношения или  по-прежнему  делать вид, что ничего особенного между нами не происходит?  В действительности, большого энтузиазма для развития отношений с этим молодым человеком я не находила. Мои знания о курортных романах, почерпнутые из разных источников, подсказывали, что чаще всего,   они  заканчиваются ничем. Наше пребывание в Хургаде планировалось всего неделю — мало даже для того, чтобы вдоволь поплавать в море. С твердым намерением не развивать  романтических отношеиий, я заснула вполне счастливым сном.

Потрясающая экскурсия в Луксор — это тема для отдельного рассказа. Отличный гид, хорошо владеющий русским языком, сопровождал нашу группу. Он сразу раздал свои визитки и четко распланировал день. Кроме Луксора мы отправились на яхте по Нилу, посетили банановую рощу и на обратном пути заезжали в крестьянское хозяйство для приобретения чаев местного производства: желтого и каркадэ из первых рук, т.е. без посредников. Это был запоминающийся день, насыщенный  событиями и новой информацией. Мы сделали много прекрасных фотографий и видеосюжетов. Вернулись в отель поздно утомленные, но  довольные. Сославшись на   усталость, я  отказалась от свидания с Морадом. Мой разум поощрил такое решение.

Ближе к обеду следующего дня мне снова позвонил мой новый друг. Морад напомнил о приглашении на виллу Марка и, что отказы не принимаются.  Подумав, что всегда интересно увидеть, как живут современники в других странах, я  ответила согласием, но только, если вместе с нами будет Виталина. Мы уже знали, что наши ребята являются христианами коптами и  могут позволить себе немного алкоголя, поэтому взяли гостинец — пятизвездочный армянский коньяк.  Вместе с Морадом в такси мы выехали в новый район Хургады — Мубарак-9. Микрорайон состоял из новых красивых вилл и продолжал строиться. Марк ожидал нас на улице перед входом в свой дом. Он занимал ¼ часть двухэтажной виллы. Маленький ухоженный дворик  радовал пестрыми растениями.  В доме негромко звучала музыка, на столе стояли фужеры и посуда с фруктами. Экскурсия по жилищу показала, что Марк имеет прекрасный вкус и золотые руки.  Стены комнат окрашены в неброский приятный цвет, современная мебель изготовлена на заказ из дерева и кожи.  На стене висели картины с историческими сюжетами. Кухня вмещала необходимую технику, в гостиной  мы увидели  современный телевизор и музыкальный центр.  Под лестницей между этажами располагался  небольшой кабинет самого хозяина, оснащенный ноутбуком и интернетом. В доме было 2 спальни, 2 ванные комнаты, а на крыше виллы руками самого Марка был создан 3-й этаж, открытый солнцу и воздуху с шезлонгами. Это был приятный и уютный дом. Морад чувствовал себя здесь, как у себя дома и старался, чтобы мы последовали его примеру. Пили армянский коньяк, разбавив его соком в соотношении, примерно 1:5. Пили очень мало и много разговаривали,  танцевали. Марк рассказал, что работает в магазине серебряных изделий и одновременно учится в Луксоре на гида. Он признался, что желает работать с русскими туристами, но очень трудно изучается русский язык. На мой вопрос о том имеется ли такая же вилла у Морада, тот ответил, что, к сожалению, нет. Он снимал квартиру в Хургаде. После прекрасно проведенного вечера мы вернулись в отель. Я по-новому оценила  моих новых знакомых. Это были образованные ребята, имеющие цель в жизни и много делающие для своего будущего. Вели они себя скромно и интеллигентно. Импонировало, что они могли вести беседу на разные темы и временами,  по-доброму подшучивали  друг над другом. 

В последующие дни мы с Виталиной посетили Райский остров, занимались дайвингом с инструктором. От всего получили массу удовольствий и находились в отличном настроении. Мы успешно провели шопинг, став обладателями нескольких кожаных сумок, рюкзачков, кошельков и курток. Наше пребывание в Хургаде подходило к концу,  Морад знал об этом и в один из вечеров предложил побыть только вдвоем. Он пригласил меня на набережную, которая называется Марина. Это привлекательное место. Красивейшие яхты стоят на причале. Здесь много современных кафе и ресторанов. Всюду играет музыка.  Выбрав приглянувшееся кафе, мы устроились в уютных  креслах. Седой певец, похожий на англичанина, зажигательно исполнял известные песни на разных языках. Наши руки потянулись друг к другу, и мы  вышли в центр зала на танцевальную площадку. Морад прекрасно двигался в такт музыке, и мы  протанцевали до самого закрытия. Мы смотрели  друг на друга, мало замечая, что происходит вокруг. Уходя, я увидела, что певец улыбнулся мне и поощрительно  кивнул  головой.

Мой разум легко отошел на второй план, отдав меня на волю чувствам. Чувства были теплые и радостные. Рядом с Морадом  было надежно и светло. Мы пришли в квартиру. Я прекрасно знала, что сейчас может произойти. Он сказал: — Если ты не желаешь, ничего не будет.  Его горячие губы коснулись моего лица, а крепкие руки прижали к себе. Мои тормоза отказали, хотя, где-то далеко  разум пытался  задать пару вопросов,  возвращающих в реальность.

Утром Морад предложил мне при желании остаться в квартире и сообщил, что постарается пораньше вернуться с работы с тем, чтобы подольше побыть вместе. Но я пожелала поехать в отель.  Вита обо всем догадалась сама.  Она решительно  сказала: — Не сожалей.  Морад хороший парень, ведет себя достойно,  и ты сразу  приглянулась ему. Если он тебе не пара, то так и скажи ему, пусть не питает надежд по поводу романтических отношений с тобой. 

В заключительный вечер пребывания на курорте, мы гуляли по Марине.  Морад сказал:

— Люси, между нами стоит барьер, который соорудила ты. Он не дает тебе быть свободной. Ты рядом со мной, но ты далеко от меня. Твой разум контролирует поступки, не разрешая в полной мере проявляться чувствам. Почему так?

Он был прав. На самом деле я не верила ни ему, ни себе, потому что знала, что это курортный роман. Атмосфера курортного отдыха располагает к романтическим отношениям. На деле же, по окончании отдыха, заканчиваются отношения, и человек возвращается в реальность.

— Я думаю о том, что будет с нами потом, — ответила я.

— Не это важно, — сказал он, — важно, что есть сейчас.

Я уезжала в российскую позднюю осень. Настроение  было под стать этому времени года.  До этого спокойная моя жизнь, была растревожена.  Я увозила с собой голос Морада: — Там…умрет, — сказал он со знакомым акцентом, указывая на область своего сердца, — если Люси не будет в моей жизни.

II

Для нас начался период общения в скайпе.  Морад часто звонил, и мы подолгу разговаривали. Вместе слушали музыку, рассматривали фотографии и видеосюжеты, рассказывали друг-другу о том, что происходит в жизни каждого. Вскоре зашел разговор о планировании новой поездки к Мораду.   Я знала, что романы многих девушек с египтянами развиваются именно по такому сценарию. Несмотря на это,  отодвинув мысли о посещении Тайланда, я вновь полетела на  Красное море,  в Хургаду.

Морад предлагал на этот раз обойтись без турпакета и жить в квартире. Немного поразмыслив, я решила, что  наши отношения не достигли такого уровня зрелости, чтобы жить вместе и поселилась в отеле под названием Ле Паша. Этот  уютный 4-х звездочный отель располагается в центре города на улице Шератон. Территория отеля небольшая и  ухоженная.  Здесь  буйно цветут и плодоносят  много прекрасных растений: бананы, финики, гранат. Небольшой вольер с кроликами, расположенный вдоль пешеходной дорожки, ведущей к морю, притягивает к себе внимание  отдыхающих. Черно-белые забавные крольчата, словно мягкие игрушки, сидят в тени специально изготовленных деревянных  домиков. На песчаном берегу имеется отличное кафе с радушным персоналом, рядом с которым ежедневно проводится аквааэробика.  Длинный пирс ведет далеко в море, отдыхающие облюбовали его как мостки для прыжков в воду. Для любителей имеются курсы дайвинга, школа виндсерфинга, катера,  приглашающие  на морскую прогулку с рыбалкой.

Я поселилась в просторном одноместном номере с хорошей мебелью и террасой. Сверкающая ванная комната, зеркала и ковер, сотканный руками местных умелиц, напомнили мою уютную квартиру в России. Номер имел два выхода: парадный — на зеленую территорию отеля, запасной — ведущий во двор для персонала.  Я сразу полюбила свое жилище.  Особенно мне понравилось сидеть на террасе, запрокинув голову, чтобы увидеть бездонное египетское небо.

В конце дня Морад  ждал меня у отеля. В его руках был отлично составленный букет из оригинальных цветов. Сам он выглядел так свежо и красиво, словно собравшийся свататься жених.  Завидев меня, поспешил навстречу и сдержанно поцеловал в щеку.

— Ты знаешь, как стучало сегодня мое сердце? — заговорщицким голосом сказал Морад.  Оно стучало так: — Лю-си! Лю-си! Я звонко рассмеялась, моя  душа  наполнилась радостью встречи.

Мы шли по улице, рассказывая друг-другу о событиях последнего дня:  о моем перелете из Москвы в Хургаду, о его ожидании у отеля Ле Паша. Видимо, наши лица источали такой свет, что прохожие оборачивались. Мой друг  организовал ужин  в небольшом местном ресторане «Шеф-Рамадан»,  который находился в некотором отдалении от центральной улицы, где  туристов почти не было. Присоединение Марка, нашего общего друга к ужину было  дополнительным источником радости. Мы вкушали молохею — мясной суп с зеленью, а затем мясо на гриле, которое макали в острую пасту, тонкая местная лепешка — аиш, дополнила наш стол.  Специально для меня заказали красивое блюдо — птицу, фаршированную рисом. Позже я узнала, что в Египте принято разводить голубей, которые не летают, а  служат  для гастрономических целей.   В конце ужина Марк сказал:

— Поехали ко мне? Послушаем музыку…, я сегодня не желаю расставаться с вами.  Услышав, что я рада навестить знакомое  жилище, ребята вызвали такси.

В доме Марка, как всегда, во всем был порядок — вещи на своих местах, полы и мебель блестели чистотой. Почему-то в этот вечер велись разговоры на серьезные темы: об уровне жизни людей в России и Египте, о платном и бесплатном  здравоохранении, об образовании. Возможно, это было связано с недавно прошумевшей революцией в Египте. Наконец, утомленные длинным, насыщенным событиями днем, мы решили остаться у Марка и разошлись по спальням. Ребята поднялись наверх, а я расположилась этажом ниже. Не прошло и пяти минут, как послышался робкий стук в мою дверь. Сердце  мое забилось  и я услышала:

— Я скучаю…,а ты?

— Как же мне не скучать, зная, что ты рядом, — ответила я.

Утром  Морад  вставил в мой мобильный телефон местную сим-карту, чтобы мы постоянно были на связи. Затем, решив, что он тоже имеет право на отдых, договорился с работодателем об отпуске. Таким образом, мы могли  проводить вместе все дни.

Стоял июль месяц. Жара достигала 40 градусов и более. В эту пору многие жители из засушливых районов Египта едут в Хургаду. Считается, что в Хургаде прохладнее, так как город не окружен горами, например, по сравнению с Шарм-Эль-Шейхом. Свежий морской ветер — настоящее облегчение в такую экстремальную жару. В отеле, в котором я расположилась, был наплыв египтян с семьями. Держались они дружелюбно, я ни разу не заметила трений между местными и туристами.  Я  почти не появлялась на пляже отеля. Мы с Морадом все дни проводили на одном из городских общественных пляжей. Здесь отдыхали в большинстве своем, египетские семьи. Меня удивило то, что некоторые египтянки «загорали» в черных длинных широких платьях — галабеях, надетых поверх яркого цветного халата. На лице черная накидка — хиджаб, защищающая от солнца и вездесущей пыли. Оказывается, все это считается символом женской скромности. Часть молодых девушек  на пляже пребывала в более «легких» одеждах — в черных лосинах до колен и удлиненных рубашках с длинными рукавами. Женщины входили в море прямо в этих одеждах и подолгу стояли в воде, собравшись в кружок и общаясь между собой.  Я не заметила, чтобы они плавали или играли. Лежаки на пляже были простые деревянные, без покраски, матрацы на них — видавшие виды, зеленые и синие, дерматиновые. На территории имелось кафе. С двух сторон пляжа — причалы для яхт. Пляж платный, примерно 5 египетских фунтов. Мы располагались под плетеным зонтиком на плетеных креслах. По поводу комфорта можно было поспорить, но  вход в воду был удобный и просторный. С пляжа открывался отличный вид на чудесное  море.

В июле прозрачная вода прогревается до такой комфортной температуры, как парное молоко и из нее не хочется выходить. Мы всегда находили развлечение на пляже.  Морад купил волейбольный мяч, который сразу же собрал вокруг нас молодежную команду. В основном это были студенты из Каира, приехавшие на каникулы. В связи с отсутствием волейбольной сетки, игроки вставали в  круг прямо в воде. Кто-то начинал подачу,  и, надо было видеть, как каждый из парней стремился принять мяч любой частью тела: головой, плечом, ногой, рукой! Из-за атакующих ударов, игроки падали в воду, поднимая брызги.  Шум, хохот, привлекали внимание небольшого пляжа к нашей компании. Морад удивил всех отличными приемами мяча головой и умелыми пасами. Чувствовалось, что он знаком с этой игрой. Наша волейбольная партия не ограничивалась во времени — играли до потери сил. Обессилев от подвижных игр, я и Морад надевали маску с трубкой и отплывали далеко от берега к  полузатонувшей яхте.

Эта белоснежная яхта затонула недавно и не успела покрыться ржавчиной и тиной. Корпус лишь частично ушел под воду. Трюм был полностью погружен в море, но правый бок и часть палубы оставались на воздухе.  Эта яхта стала нашим романтическим островом. Сюда мы добирались вплавь или на катамаране каждый раз, когда желали уединения. Вдали от чужих глаз мы  целовались до умопомрачения, шептали друг-другу сокровенные слова, проводили фотосессии, плавали с маской, наблюдая за удивительной морской  жизнью. 

— Люси, я не хочу, чтобы ты уезжала, — говорил Морад.  Эта щемящая душу фраза возвращала меня в реальность, заставляя задумываться о моей  жизни, связанной с  Россией.

— Боже, — думала я про себя, — благодарю тебя за то, что ты одарил меня любовью этого мужчины и за то, что моя душа искренне отвечает ему взаимностью, — но что ожидает нас впереди?  При всей бурной фантазии я не могла вообразить свою жизнь в Египте.

В этот день я получила смс на свой телефон.  На симку, переданную мне Морадом, поступило сообщение о том, что далекая украинская девушка очень верит ему и любит. «Морад, моя любовь! — писала она, — тебя давно нет в скайпе, выйди на связь хоть на пять минут и скажи мне, что случилось?». От такой неожиданной новости я опешила. Как я могла настолько забыться? Я была знакома с информацией о том, что у каждого парня в Хургаде десятки подружек из разных стран мира.

— Кто это? — спросила я Морада, — указывая на смс.

— Не знаю, — ответил он.

— Почитай, — предложила я

— Я не говорил ей, что люблю. Я не виноват в том, что она это себе вообразила, — объяснил мой друг.

Морад усадил меня рядом и начал свой рассказ. Девушку звали Люба. Их общение  длилось уже 1,5 года. За этот период Люба дважды приезжала в Хургаду. Во время таких визитов Морад пребывал с ней.    Совместно они посещали кафе и дискотеки. Но в последнее время  отношения тяготили Морада.  Девушка желала ежедневной видеосвязи, смс-сообщений, разговоров по телефону.

— Люси, — говорил мой друг, не отрывая своих черных глаз от моих, — я удалю Любу из моего списка контактов, я не знал, что бывает так, как у нас с тобой.

Было понятно, что общаясь по скайпу со мной и, приглашая посетить Египет, Морад одновременно был на связи с Любой.

После некоторого молчания я медленно вышла из квартиры и пешком пошла по оживленной улице. Мне ничего не хотелось: ни любви, ни ненависти, ни звуков, ни тишины. С поникшей головой, я брела к своему отелю. Добравшись до постели, я упала в нее прямо в одежде.

Проснувшись утром, я обнаружила, что лежу в той же позе, что и вечером. Одна рука затекла и болела. Во рту все пересохло. У меня было  только одно желание — спрятаться и никого не видеть.

— Ты знала, что следует ставить эмоциональный барьер,  чтобы не подпускать  малознакомых людей  к своим чувствам, — говорил мой разум, — сейчас получаешь то, что заслужила.

Мне было искренне жаль девушку Любу, которую запросто могут вычеркнуть из списка контактов. Я представила себе душевную травму, которую она может испытать. Мне было жаль себя, непреднамеренно открывшую сердце в ожидании любви красивого египтянина. Мне было жаль Морада, играющего чувствами девушек. Я подумала, что он так, по мелочи,  растрачивает то настоящее чувство, которое изначально имелось и в его душе. 

Усилием воли я заставила себя принять душ, надеть красивый купальник, накинуть парео и пойти на завтрак в ресторане.  После завтрака, прошедшего без аппетита, я направилась к пляжу отеля. Не дойдя до берега, зашла за чашкой кофе в прибрежное кафе. Не прошло и пары минут, как ко мне подсел соотечественник. Предложив познакомиться, он принес коктейль, пиво, вино. Совсем по-русски, с утра мы приняли невкусный местный алкогольный напиток. Володя, так звали русского парня, был москвич, работал инженером по лифтам и прекрасно зарабатывал. Он выразил  желание подружиться, и мы обменялись номерами телефонов. Новый знакомый признался мне, что живет в отеле уже несколько дней, но до моря пока не дошел — некогда. Отпив половину из заказанных напитков, Володя пригласил меня в другое кафе, уверяя, что пить кофе в прибрежном кафе — это «отстой». За кофе нам следовало направиться в кафе в холле, где действительно подавали отличный каппучино. Каппучино, а затем коктейль с белым вином, спрайтом и сиропом  освежили мои мысли. После всего выпитого нам показалось, что холодное пиво — это самый уместный напиток в жару и,  незамедлительно заказали его. Володя не скупился на чаевые.  Нас приветливо обслуживали официанты, постоянно предлагая принести еще выпивку.  В связи с этим вспомнились строки стихотворения «В баре», написанные  одним московским поэтом:

Без какой-либо причины,

Когда грянул вечерок,

Захотелось «каппучино» —

Ночью нужен огонёк!

 

Возле стойки, сидя чинно,      

Выпив в сливках кофеёк,

Потянуло нас цивильно,

Тяпнуть лёгкий коктейлёк.

 

Пива после захотелось.

Пиво в чревы унеслось.

И завеселилось тело,

Поломав прямую ось!

 

Нам помог бы «каппучино»

Выпрямить походку ног,

— По-вто-рите «чип-по-ли-но»!

Всё, что высказать я смог.

 

Несмотря на выпитое, я помнила свое утреннее желание — дойти до моря. Мы с Володей направились к берегу и, остановившись в тени плетеных зонтиков, выбрав новые, мягкие  лежаки, уютно улеглись на них. С мыслями о том,  что жизнь продолжается, и она не так уж и плоха,  я  задремала.

Вечерело. Мой мобильный телефон беспрестанно вызывал на связь.  Подняв трубку, я услышала:

— Люси, у меня температура, приходи, мне плохо.

Без желания я поднялась с кушетки. Пляж опустел. Те немногие отдыхающие, что еще были здесь, собирали полотенца и сумки, чтобы уйти. На соседней кушетке  безмятежно храпел мой знакомый из Москвы. Не разбудив его, я направилась к себе. Невольно думалось о моем египтянине. Я сразу поверила, что он действительно температурит. Я почувствовала, как сильно он желает моего прихода.  Мой внутренний голос говорил:

— Ты что, мать Тереза, чтобы по первому требованию бежать к больному? Зачем тебе это?

Но ноги сами шли к знакомому дому, на знакомый этаж, в знакомую квартиру.

Морада трясло. Он был горячий и беспомощный. Первым делом, я подержала его под прохладным душем, затем  дала выпить крепкий чай и уложила в постель. Усевшись рядом и включив тихий звук телевизора, я периодически стала менять мокрое полотенце на его лбу. Он лежал спокойно, с прикрытыми глазами. Почувствовав, что температура понизилась, я уснула в соседней комнате и проспала до утра. Утром мой друг почувствовал себя лучше и поблагодарил  за своевременную помощь.  Приехал Марк. Ребята предложили посетить местный овощной рынок и улицу сувенирных лавок.

Местный рынок  оказался очень познавательным. Здесь не принято сразу покупать понравившуюся вещь. Сначала следует обратить внимание на предметы посторонние, не на те, за которыми пришел. Затем, как бы невзначай, бросить взгляд на нужную вещь и задать пару вопросов о качестве. После этого, поторговавшись, сбавив цену и посчитав, что таким образом, достигнута взаимная выгода с продавцом, неспешно купить то, что тебе действительно необходимо, а затем разойтись в разные стороны,  сохранив друг о друге приятные впечатления.

С распахнутыми глазами я смотрела на продавца сахарного тростника, аккуратно связывающего длинные стебли для покупателей, на продавца апельсинов, возлежащего на самой верхушке фруктовой горы. Но больше всего меня поразили съедобные плоды кактуса. Эти крупные плоды продавец при покупателе очищает от острых ворсинок,  снимает кожуру и предлагает   попробовать мякоть. Плод — сочный, на вкус кисловато-сладкий,  с множеством мелких косточек внутри, которые не выплевывают, а съедают, как виноград или гранат. Арабский рынок — шумный, грязноватый работает круглые сутки и цены там просто смешные:  1кг. клубники в среднем — 1дол., арбуза — 1дол., манго — 2-3дол., гуавы — 1дол; зелень стоит копейки, на 1фунт — 3-4 пучка зелени, овощи и того дешевле. Наряду со старшим поколением на рынке работают очень молодые юноши. Они охотно сфотографировались со мной. С помощью друзей я купила 2 красивых складных табурета, с Х-образными широкими ножками. Деревянные ножки табуретов были  украшены «золотой»  металлической чеканкой,  сиденье  состояло из кожаных  подушек с египетским песочно-бежевым орнаментом.  Я давно мечтала о таком приобретении и осталась довольна покупкой. Как всегда, я не могла равнодушно пройти мимо кожаных сумок и купила 2 новые сумки. Дома их уже накопилась целая коллекция. Можно сказать, что я имею по несколько сумок для каждого времени года под  различную одежду.

Морад и Марк были отличными экскурсоводами. Они рассказывали об улицах города, об истории отдельных построек, о магазинах и людях. Ребята купили восточные сладости, которые мы съели в ходе путешествия. В течение всего дня  Морад внимательно посматривал мне в глаза, словно желал прочесть, что у меня в мыслях.  Но в мыслях не было никакого порядка. День был занят и, слава Богу!

В конце похода Марк доброжелательно попрощался со мной, выразив надежду, что   мы  вечером пригласим его в гости в квартиру.

— Ах, какой ты, лис, Марк, — подумала я про себя, — желаешь, чтобы я и Морад  вместе планировали  сегодняшний ужин!

Я пожелала занести покупки в отель.  Проводив меня, Морад сказал:

— Я буду стоять здесь до тех пор, пока ты не выйдешь.

Развалившись в кресле, на моей террасе курил Володя. На стеклянном столике перед ним стояла пепельница, полная окурков. Чувствовалось, что он пребывает здесь не первый час. Завидев меня, с упреками в связи с долгим ожиданием, он забрал мою ношу и направился в номер, как к себе домой. В номере Володя снял обувь и удобно улегся в мою постель. Сославшись, что желаю принять душ, я закрылась в ванной.

— Бог мой, — подумала я, — как мне быть, за что мне такое наказание?

Освежившись, под предлогом, что желаю переодеться, я решительно вытолкнула  нежданного гостя за дверь.  Володя и не подумал уйти. Он вновь уселся в мягкое кресло на террасе и вытянул ноги на стол. Перспектива провести вечер с подвыпившим мужчиной не входила в мои планы. Надев белое облегающее  платье выше колен и  босоножки на легких каблуках, я вышла из номера, воспользовавшись вторым выходом. Через хозяйственный дворик  я направилась на улицу и стала думать: — Что делать?  Но принять какое-то решение было невозможно — возле меня останавливались местные мужчины  и наперебой предлагали познакомиться. Некоторые из них брали мою руку и стремились куда-то увести.  Глазами я стала искать Морада и, увидев, побежала к нему, как к спасительной соломинке.  Мой друг нежно обнял меня и поцеловал в щеку. 

Настойчиво звонил мой телефон. Володин голос  задал мне 3 вопроса:

— Ты с мужчиной?

— Да.

— Ты его любишь?

— Да.

— Ты останешься с ним?

— Да.

Так само собой решилось мое дальнейшее пребывание в Хургаде.

Дни шли за днями. Я потеряла счет времени — не знала, какое сегодня число и какой день недели. Ежедневно мы пропадали на знакомом пляже. Персонал уже знал нас в лицо и при нашем появлении всегда  приносил кресла и кушетки. Мы много плавали, катались на водных велосипедах и наслаждались нашим общением. Вечерами гуляли по оживленным  улицам города, по набережной, встречались с друзьями, ужинали в прибрежных кафе, часто ездили на дискотеку. Морад оказался эмоциональным человеком. Он чутко улавливал изменения моего настроения и всегда умел сказать доброе слово. Я видела, что мы понимаем друг-друга по взгляду и чувствовала, что прикипела к нему. Если отбросить случай с смс от девушки Любы, то между нами ни разу не возникло недоразумений и непонимания.

Заключительный вечер мой друг  пожелал провести дома. Мы пили вино и вели неспешную беседу:

— Люси, ты со мной только из-за секса?  Мне иногда так кажется.

— С чего ты взял?

— Могу ли я быть интересным тебе просто так, как человек?

— Ну что ты! Перестань…

— Я желаю жить с тобой, моя Люси…

Аэропорт Хургады кишел туристами из разных стран. Мои чемоданы поглотило багажное отделение. Я гуляла по Дьюти-Фри в ожидании объявления о посадке на рейс Хургада — Москва. На мой мобильный телефон поступило сообщение из России: «Я потерял тебя. Ждал звонка — не дождался. 1-го сентября вместе уезжаем в Ялту на месяц. Перезвони немедленно».

Поразительное небо в Хургаде! Оно светло-голубое и бездонное… Облака появляются редко, и почти никогда не бывает дождя. Только вот  крупная капелька застряла на моих ресницах и не желает высохнуть, сколько бы я ее ни смахивала.

Людмила Чапурина

2011 г.

Реклама

Комментарии

Вам будет также интересно

Морад

Рассказ основан на реальной истории о пребывании русской девушки в 2011 году в 2-х отелях: Си-Галл и Ле Паша в Хургаде. Включает описание условий проживания в самих отелях, экскурсии, развлечения, знакомство с местным колоритом. Основной сюжет — нежная история о постепенно возникшем чувстве любви и привязанности между местным юношей и русской девушкой. Заключительная часть рассказа вызывает чувство уважения к простой истории 2-х героев.

Моё радиопутешествие в Севастополь

Было жаркое утро вторника 6 августа. Я со своей любимой девушкой и не менее любимым сканером приехал на вокзал станции Киев-Пассажирский. Через 20 минут объявили посадку на наш скорый №40 Киев–Севастополь, о которой я уже знал, так как вытащил из сумки Icom IC-R20, включил его на первый канал поездной связи и услышал как машинист сделал запрос диспетчеру о прицепке к составу...

Читать далее...

Кошка — культовое животное Древнего Египта

Интересный рассказ о диких кошках времен Древнего Египта.

Читать далее...

Проклятие фараонов

Каждый мало-мальски любопытный чело­век в наше время сталкивается с таким выражением как «проклятие фараона». Особенно если он интересовался Египтом и пирами­дами. В печати, описывающей способы захоронений в Древнем Египте и открытия после­дних десятилетий, это выражение встречает­ся неоднократно...

Читать далее...

Боевая авиация фараонов

Цивилизация Древнего Египта недаром считается уникальной. Сколько тысячелетий прошло, а она продолжает подкидывать людям загадки. Иногда они становятся началом невероятных открытий... В 1848 году одна из археологических экспедиций побывала в Абидосе, в храме Сети. Специалисты обратили внимание на странный «орнамент», который сплошным ковром покрывал стены на высоте 10 м от пола.

Читать далее...

Как добраться от Софии до Бургаса самостоятельно

Как добраться от Софии до Бургаса самостоятельно. Личные впечатления от путешествия по Болгарии.

Читать далее...

Добавить статью

Приглашаем вас добавить статью и стать нашим автором

Поделитесь с друзьями

Статистика

©  Интернет-журнал «Серый Волк» 2010-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу журнала.