Дядя Митя — сборник рассказов «Истории одной ночи»

        
         оставить комментарий

«Ну, вот. По карте это должно быть где-то здесь», – подумал Алексей и свернул по трассе влево. Снег хорошо скрипел под колесами джипа, а новый еще и парил в воздухе, напоминая собой какое-то дивное волшебство из забытой им детской сказки.

«Намело уже, будь здоров. Хорошая температура: минус пять, минус восемь, наверное».

Алексей взглянул на навигатор. Стрелка указывала, что он уже где-то рядом.

«Ну, вообще-то мне сюда», – заключил он. А впереди него на столбе был прибит указатель «село Черемушки». Но на карте ничего подобного не было.

«Надо было новый ставить, таки правду Миша говорил. Гм, ну ладно, надо будет у кого- нибудь спросить», – он оглянулся по сторонам. – «И людей никого. Странно, ведь уже начало дня». Алексей сдал на машине назад.

«А вообще красиво здесь», – он обратил внимание на здешнюю округу. Открыл дверцу машины и вышел. Мороз стал слегка пощипывать нос. Воздух чистый - дышалось хорошо. Алексей стоял на склоне большой реки. Снег как художник окутал деревья. Он лежал красиво и ровно, словно белые мохнатые шапки. Небо было чистое и такого приятного светло-голубого цвета, с небольшими темными облачками, из которых, вероятно, и падал снег. Красивые краски. В чем-то уж нереально красивые.

В одном свитере, пусть даже и в вязанном и теплом, Алексею все же становилось немного прохладно, и он направился к машине… Перед Алексеем у машины оказалась какая-то женщина. От неожиданности он вздрогнул.

– Ой, вы меня напугали, – сказал Алексей.

Она стояла и молчала, глядя на него. Впечатление было такое, будто она бомж. Длинные непричесанные волосы, похоже, уже давно были не мытые, мешки под глазами. Она была одета в какие-то балахоны темно-коричневого цвета.

– Вы в Черемушки? Не едьте туда! – произнесла незнакомка.

– Вы знаете… я…, – Алексей попытался приблизится к ней.

Она повернулась и ушла.

«О, Господи. Да-а…, не поедь туда, и главный редактор съест с потрохами. Ниче себе местечко».

Он тронулся с места и въехал в эти странные для него «Черемушки». Впереди показалась улица, состоявшая из нескольких домов, довольно старых и ветхих. Слева и справа Алексей увидел колодцы. Похоже, ими кто-то пользовался, так как к ним тянулась ледяная дорожка. На улице по-прежнему никого не было. На одном из деревьев он увидел еще один странный указатель.

«Дед Матвей (Дядя Митя)» - шагов двадцать, ну двадцать пять, не более» и стрелка прямо. Он улыбнулся такой надписи и направился отрабатывать эти двадцать пять шагов. Вскоре увидел, что в одном из домов горит свет. «Вероятно, мне сюда», – подумал Алексей и посигналил. Вышел из машины.

– Иду, иду, – послышалось издалека со двора. Раздался лай собаки

«Деревня», – подумал Алексей. Показался маленький дедок с палкой в руках и в утопающим заячьем тулупе. Кисти рук были еле видны из рукавов. Но по тому, как он сжимал кулаки, было видно, что сила в его руках есть. Он поправил на своей голове шапку-ушанку, улыбнулся и сказал:

– Привет. Тебя как зовут? – голос его был приглушенный и такой старческий. Алексей сразу вспомнил своего дедушку - милого и приятного старика.

– Меня зовут Алексей. Я корреспондент газеты «Новая жизнь». Мне нужно собрать материал о древней русской народности, которая тут проживала ранее.

– Ну, что ж, соберем, раз надо. Пойдем, поселю тебя, третья колонна.

Алексей улыбнулся и направился вслед за стариком. Они зашли в соседний дом, и дед открыл двери.

– А здесь пустая квартира? – спросил Алексей

– Тут место необычное, но ты ничего не бойся. Тут никто не живет. Проходи, располагайся.

– Да меня уже отговаривали сюда ехать.

– Вот Лизка, шельма! Носит ее, где ни попадя. Не обращай внимания. Если что, говори, что ты мой гость, – сказал дед Матвей и включил маленький свет.

Алексей осмотрелся: все скромно, но чистенько - печь, старенькие лавочки. Вероятно, на них еще при Колчаке сидели. Справа кровать, а за ней окно во двор. Побелка уже старая, но дом еще стоит.

– Я пойду, схожу за вещами.

– Давай, давай, а я тебя здесь подожду.

Алексей сходил за вещами. Дед Матвей помог ему въехать во двор на машине.

– Эх, хороша коняка, – сказал дед Матвей, осматривая машину. Алексей кивнул и пригласил его в дом.

– Ты отдыхай, а вечером приходи на ужин, и начнем писать твою диссертацию.

Дед Матвей удалился. Алексей проводил его взглядом.

«Странно, – подумал Алексей. Что он здесь делает, да и что это за место? На карте его нет. Дед здесь один живет. Что он здесь делает?.. Ладно»

Он отбросил все мысли. С дороги захотелось спать. Он расстелил белоснежную простынь, пропахшую свежестью и ароматом зимнего воздуха, бросил подушку, взялся за одеяло. Повернулся, держа его в руках, а на постели лежала … голая девушка. Кто она? Откуда взялась? Он не слышал, как она вошла, Но сразу вспомнил слова дяди Мити и сказал:

– Я - гость дяди Мити…, – поежился и сдался в сторону.

– Да знаю я, чей ты гость, – она произнесла так сладко и повела рукой по своему телу. – Иди ко мне.

У девушки были аппетитные формы, длинные завитые каштановые волосы и была она ну уж очень хороша, но …

– Вы кто?

– Я - Мария, – она перевернулась и лягла на живот. - Ты идешь?

– Нет, я…

– Ну, тогда закрой глаза, а то я не одета…

Он сразу возбудился от такой красоты и таких слов. Закрыл глаза. А как открыл - ее уже не было.

– Тьфу ты. Как я испугался, – он присел на кровать, разделся и завалился спать. Он спал долго, долго и от души. С улицы проникал свежий морозный воздух. В доме было тепло. Он стал просыпаться. И первой мыслью было:

«Ой, а чего ж я не пошел к дяде Мите и не спросил: что это за гостья?». Почему-то ему не было страшно, а было довольно-таки хорошо и комфортно. За окном уже стемнело. Он заметил, что стол уже был накрыт. Сверху на тарелках с блюдами была легкая накидка.

«Дядя Митя… его работа», – подумал Алексей. «Ой, а сколько уже времени?» – он взглянул на часы. – «Семь. Скоро дядя Митя придет на ужин. Да и хватит уже валяться. И делом можно будет заняться».

Стол действительно оказался накрыт всякими яствами, а когда - Алексей даже и не слышал. Он снял салфетку и присел за стол. Вскоре раздался голос дяди Мити:

– Ляксей, эт я.

– Да, дядь Мить, заходи.

Он вошел.

– Привет. Выспался?

– Да.

– Че на Машку не согласился? Я думал - ты с дороги расслабишься, – он подошел к вешалке и снял с себя свой старческий заячий тулуп. Покряхтел немного и присел.

– Дядь Мить, да я испугался до черта.

– Никогда не говори этого слова! – чего-то он пожурил Алексея по-старчески.

– Идет.

– Ты в необычном месте. Считай, что здесь сбываются мячты.

– Да, ну?

– Ну, да. – дед Матвей улыбнулся и повел бровями. – Ну, да, я тебе говорю. И ничему не удивляйся. Ну, народность у нас такая. Ты ж для этого приехал.

– Это да. Ну, что, давайте ужинать. Дядя Митя, спасибо за угощение.        

– Да, ладно. Ты с дороги, я тут решил тебя побаловать.

Они расположились поудобнее, и стали трапезничать.

– Дядь Мить, а почему ты Митя? Тебя ж зовут Матвей?

– Да, так короче. Матвей - короткое Мать, а мать вроде как Мить. Ну, ты о себе-то расскажи: кто ты и что ты?

– Я - Алексей Матвеев, корреспондент газеты «Новая жизнь». Вот, дали редакционное задание - написать о малой российской народности, а то читать уже нечего. Читателя уже всем разбаловали.

– Эт да. Вы бы писали, что надо, а то все развлекаете. Есть такая народность, я один из нее остался.

Алексей повел бровями

– Да-да, Ляксей, один. Здесь мы все и жили в этих краях… Да, я чуть не забыл, чтоб беседа клеилась, – дядя Митя встал и направился к своему тулупу. Вытащил оттуда бутылку водки.

– А… нет, дядь Мить. Я пас.

– Ляксей! За знакомство.

– Ну, давай, - Алексей махнул рукой.

Беседа клеилась, рюмки опрокидывались одна за другой. Алексей даже забеспокоился, что переберет.

– Небоись: это водка особенная - не берет она.

– Ну, смотри, дядь Мить. Слушай, ну а что вы пели в молодости?

– «Мимо окон сельсовета. Я без шуток не хожу»

Алексей рассмеялся. – Дядь Мить, ну чего ты?!!! А серьезно?

– Да все русские песни и пели. Мы ж малая народность.

– Ну, а как жили? Наверное, не хватало благ цивилизации?

– Каких? Телика чели? Вон, все блага у тебя за окном. Глянь, красотища-то какая!

– Это да, дядь Мить. Краски тут нереальные.

– Место особенное. Поэтому.

– Да, у меня-то и в избе телика нет. Не люблю я его - безудержное веселье, одно реалити- шоу, все чему-то радуются, а вот подумать о себе, о душе вам, современным, некогда. Мы то жили в гармонии с природой, с Богом. А-а.., – недоговорил дед Матвей и махнул рукой.

– Твоя правда, – Алексей откинулся в кресле и задумчиво уставился в потолок. – Телик смотреть стало невозможно. Да дело даже не в нем: все бежим куда-то, все спешим, а так никуда и не успеваем.

– Золотые слова. За успевание! - дед Матвей поднял рюмку.

– Давай.

Беседа окончилась далеко за полночь. Алексей записал на диктофон все, что хотел. Проводил дядю Митю до ворот и завалился спать.

 

 

 

 

 

Проснулся он рано утром от сильной головной боли. Вероятно, вчерашняя бутылка все-таки была лишняя. И вот где-то рядом уже послышалось:

– Ляксей! Вставай на опохмелку!

– Ой, дядь Мить, зря я Вас вчера послушал.

Напевая песню «Я сегодня до зари встану, сам налью себе, и сам выпью, у соседа разобью ставни, потому что я один местный» дядя Митя налил в рюмку водки и предложил Алексею. Тот выпил, и все как рукой сняло.

– Ой, дядь Мить, а что это? Это не водка.

– О! Я тебе и говорю: слушай дядю Митю и все будет в порядке.

– Ну, ясная голова. Нет даже намека на похмелье, будто вчера ничего и не было.

– Это наша водка по старинному рецепту. Вот так вот. Потом здесь такое место - здесь можно все. Погода сегодня хорошая, пойдем рассвет встречать. Я всегда так рано встаю. А я тебе еще че-то расскажу.

Алексей встал и начал одеваться. Дядя Митя взглянул в окно.

– Э, гости у нас. Я щас, – он вышел.

Алексей взглянул в окно и увидел стоявшего перед его домом красноармейца времен второй мировой с винтовкой в руках и буденовкой на голове. Дядя Митя стоял и о чем-то  с ним беседовал. Алексей внимательно наблюдал за этой беседой, пытаясь все-таки понять: где он находится и что все это такое.

– Э-э, вон оно как, – с этими словами дядя Митя зашел, – 65 лет прошло, а их все находят, но не будем грустить.

– А кто это?

– Я тебе потом расскажу, – как-то обрезал он все попытки Алексея что-либо расспросить.

– Позавтракаем?

– На месте поедим, на реке. Пойдем рассвет смотреть.

Они зашагали в конец длинной улицы. Из окон соседних домов то и дело выглядывали какие-то люди. Алексей только и успевал кивать головой налево и направо. Погода выдалась не морозная. Дядя Митя взял все необходимое. Они устроились поудобнее на реке и стали наблюдать восход солнца.

– На, одень очки. Такого зрелища твои глаза не выдержат, – дед Матвей протянул Алексею солнцезащитные очки.

Краски и вправду были нереальные. Алексей смотрел, постоянно восклицая. Дядя Митя тем временем достал все снадобья для зимней рыбалки и приступил к своему делу.

– А сейчас и позавтракаем.  Я вот еще на уху наловлю.

Они сели завтракать. Беседа клеилась. Дед Матвей по-прежнему травил какие-то байки. Все было хорошо, только вот рыбы не было.

Они помолчали немного. Затем дед нарушил идеальную тишину, крикнув в сторону лунки:

– Вот если бы рыбалка так не успокаивала нервы, всех передушил бы! Ляксей, ну три часа сидим и ни одной рыбы!

Алексей рассмеялся. Они собрали все снадобья, Алексей взял в руки складной столик, удочки и они направились к дому деда Матвея. Проходя мимо одного из домов, Алексей невольно взглянул в окно. Там он увидел красноармейца, расстилавшего себе постель. Тот заулыбался ему.

«Освоился, наверное», – подумал Алексей. – «Странно – так же, как и я вчера, сразу расстилает постель. Гм, к чему бы это?»

Дед Матвей, недовольный рыбалкой, всю дорогу молчал.

– Дядь Мить, ну давай я сегодня тебя угощу, не расстраивайся ты так, – похлопал Алексей его по плечу

– Да, ладно, – тот недовольно отмахнулся. – А че, Ляксей, приходи сегодня. У меня посидим.

Алексей закивал головой.

– Иди, прогуляйся. Погода сегодня славная! Места тут хорошие, воздух чистый.

Они попрощались, и Алексей решил пройтись.

– Да, только на кладбище не заходи. Нечего тебе там делать, – крикнул дед вдогонку и стал удаляться. Алексей взглянул ему вслед. Затем направился в сторону леса. Решил обогнуть реку с той стороны, глянуть: как там. Прогуляться зимой по сосновому лесу - что может быть лучше?

Мысли стали умиротворенные. Тишина, покой. Он забыл обо всех проблемах в редакции, о «горящем» материале, о Люсе. Хотя Люся - то единственное, что ему всегда не давало покоя. Постоянные ссоры, дрязги, да и поводов для ревности было предостаточно.

– Да, встретить бы ее сейчас и сказать все, что думаешь. Вот, как тогда, когда они пошли в лес с друзьями, она всю дорогу проходила в обнимку с Михаилом. А чего? Того понять можно.

Алексей свернул по протоптанной дорожке. Тут видно, что уже кто-то ходил, и зашел в самую чащу леса…. Навстречу ему шла  …она, Люся.

«Боже, как она здесь оказалась? Почему ?!!! Она же сейчас в другом конце страны. Может, не она... О, я же забыл, где я. Так...»

– Леша, привет! – она заулыбалась и подошла.

– Привет, Люся. Скажу тебе сразу. Как меня достали твои вечные истерики! Как я уже задолбался тебя ревновать. Хотя, учитывая твою прошлую профессию…

– А ты осмелел! Что это с тобой? – сказала она слегка с улыбкой. – Да, я шлюха. Ты закончил?

– Да, – удивленно взглянул на нее Алексей. Та повернулась и стала удаляться. Он стал за ней бежать. Но, как бы он ни старался догнать еле идущую женщину, ему не удавалось.

«Тьфу. Что же все-таки это за место? Где я?»

Он немного успокоился и зашагал дальше. Его по-прежнему поражало умиротворенное состояние, которое так чувствовалось здесь, состояние вдохновения полета. Он зашагал дальше вглубь по тропинке, лежащей между двух высоких сосен. Затем спустился к реке. В очередной раз восхитился красивым видом, взял снег и, как в детстве, слепил снежок и бросил его в реку. «Красота».

Тут его размышления прервал мужской крик.

– Помогите, помогите спасти девочку.

Алексей обернулся. Навстречу ему бежал здоровенный мужчина с большими руками и растопыренными ладонями. Все лицо у него было красное, в такой мороз он был без шапки.

– Там девочка тонет, – произнес здоровяк. Алексей побежал с ним к реке. Они вытянули шестилетнюю девочку, и здоровяк отнес ее к деду Матвею. Алексей побрел дальше.

Уже возвращаясь, он встретил на улице деда Матвея. Тот куда-то направлялся с книжкой.

– Ну, как ты погулял? – поинтересовался он.  

– Да, ничего, дядь Мить. А ты куда?

– Я к новеньким. Пойдем со мной.

Они направились в ближайшую избу. Там их уже ждали. Несколько очень бледных людей сидели на диване. Дед Матвей поздоровался и присел. Открыл свою книгу и стал читать.

Алексей понял, что это молитвослов. Вскоре от этих слов у него закружилась голова, и он вышел на улицу. Чем больше он гулял, тем больше у него появлялось вопросов. «Кто эти люди?» «Почему они такие бледные?» Он вдруг вспомнил предостережение деда Матвея «не ходи на кладбище». Ничто не может лучше распалить любопытство, чем что-нибудь запретить. Он направился туда.

Маленькое ухоженное кладбище в чистом поле, покрытом снегом. Но почему-то вся дорожка, ведущая к нему, вытоптана кровяными следами. Алексей подошел ближе….

На надгробных плитах он увидел и портрет девочки, которая тонула сегодня утром, и портрет того здоровяка, который ее спасал и… и… Люсю, свою Люсю, которую он так ревновал. Он закричал что есть силы, упал на колени и закрыл лицо руками. Гулкий и звучный крик раздавался по всему небу. Он вдруг почувствовал, что ничего нет… Вода и снег, поле и небо… только ничего нет. Это даже не пустота… Нет пространства. Он здесь один. Он вдруг вспомнил сон, который ему рассказывала бабушка. Ей приснился сосед, который умер. И на ее вопрос «Что там?» он ответил: «Ничего и очень холодно». Так же холодно было и ему сейчас. Холодно и жутко.

 

 

 

 

 

– Ну чего ты туда полез? – дед Матвей наклонился над постелью, в которой лежал Алексей.

– И я еще дурак. Ну, как можно что-либо вам запрещать, – заворчал он по-старчески.

– Это сильно страшно? Дядь Мить? Прости меня, дядь Мить, – говорил Алексей, еле ворочая языком. С него ручьями стекал пот.

– Время чуть тебя не засосало. Остался бы где-нибудь там, не понятно где, во временной яме. И пиндык!

– Дядь Мить… –­ но дед Матвей не дал договорить.

– Ладно, расскажу тебе, что это. Вот этот здоровяк на реке, утопил он эту девочку из-за наследства. И сам потом сдох в этом же озере. Теперь вот здесь. Спасает ее каждый день, все вину перед Господом исправить хочет. Красноармейца этого нашли недавно, вот тоже ко мне попал. НКВДшник - столько людей на тот свет отправил, что… ой, говорить не охота!

– Дядь Мить, мы живы?

– Да, мы живы. Ты да я. Сидим тут вместе с проклятыми Богом скелетами!

– Мне кажется, ты их делаешь лучше,… читая молитвы.

– Может быть ты и прав, – дед Матвей встал и подошел к камину, бросив туда еще одно полено. Огонь сразу же увлекся им. Дед присел в кресло и накрыл себя одеялом.

– Ты знаешь, времени нет, это доказал еще Эйнштейн. Прошлое так же реально, как и настоящее. Вот только где оно? Оно здесь. Я вообще не знаю, где мы находимся. Бог не дает ответы на все вопросы, чтобы ты мог куда-то расти, к чему-то стремиться. Я не знаю, где мы. Да твоя…

– Что с Люсей?

–Лежи спокойно, не вскакивай, ты не зря ее ревновал, разбилась она на машине вместе со своим любовником.

– Люська, Люська, – запричитал Алексей.

– Выпьем? Тем более тебе уже надо.

Алексей заулыбался

– Закрой глаза, – сказал дядя Митя

Алексей закрыл и открыл. Стол был накрыт. Он потихоньку встал с постели и присел за стол.

– Дядь Мить…

Дед Матвей опять не дал договорить.

– Я не рассказал тебе, зачем я здесь. – Тон его немного изменился и стал грустнее. – Я ее жду. Она придет сюда… Сорок лет прошло, а я все никак не могу ее забыть. Эх, да ладно, давай сменим тему.

Дед Матвей налил еще своей «загадочной» водки и они отвлеклись от грустных раздумий. Дед опять шутил, вспоминал какие-то байки.

– Ах, да, вот, Ляксей! Машку сегодня примешь?… Стриптиз хочешь?

– Ну, дядь Мить, о чем базар, – Алексей заулыбался и развел руки в сторону.

Откуда ни возьмись, появился шест. На нем повисла голая Маша (которая появилась в первый день его пребывания здесь в постели) и под крики деда «Маня, жги» устроила настоящий стриптиз. Они почти полночи просидели. Затем Дед Матвей попрощался и пошел к себе.

 

– Как думаешь, я еще ничего? –  с этим вопросом дед Матвей пришел к Алексею в дом ранним утром. Солнце светило во всю. Алексей открыл окно, и морозный запах утра вошел в дом. Дед стоял в дверном проеме и улыбался. Он побрился в кои-то веки, одел на себя старую, но чистенькую белую рубашку, причесал две волосины в двух рядах и довольный смотрел на Алексея.

– Умерла она, – довольный проговорил он. Сейчас в гробу лежит перед домом. Ничего, еще два часа и она будет здесь. Она будет моя. Пока погрустят о ней немного, в конце поминок споют.

– Не сыпь мне соль на рану, не лей мне чай на спину и … она будет здесь! Она будет моя! Уж я с ней! Здесь на каждой койке! Нагоню прошлое!

– Ну, дед Матвей, я слушал тебя всю дорогу… теперь, – на этих словах выражение лица Алексея изменилось, будто его осенила какая то идея. – Ты.. ведь… умер, – взволновано произнес он и выбежал из избы. Он вбежал в дом к деду Матвею и заметил, что он сидит там, в кресле у камина, где сидел и вчера. Алексей понял, что на самом деле он умер вчера там, у камина, а здесь перед ним… Он не знал, кто перед ним: призрак деда Матвея или еще кто, но дед Матвей умер. Он вернулся назад в свой дом. Дед Матвей все так же стоял в дверном проеме и ждал, когда Алексей вернется.

– Ну, прибежал? Глупый ты. Потому что молодой. Ну, какая разница – мертв я или жив. Это все детали. Главное, что рядом будет она и не семьдесят лет, ни восемьдесят,… а вечность. Вот, что главное, когда рядом есть любимый человек! Ляксей, не плачь!

Слезы текли у него рекой, но он попытался взять себя в руки. Посадил деда на кресло, побрил его лучше, надел на него свой костюм, который брал в дорогу, и галстук с белой рубашкой.

– Ну, все, Ляксей, тебе пора! – серьезным тоном сказал дед Матвей. Они обняли друг друга. Алексей вышел и направился к машине. Дед всю дорогу провожал его взглядом, стоя у дороги. Алексею почему-то вдруг захотелось оглянуться и…

Кругом была весна, только входящая в свои права. Пели птицы, лучи солнца еле ласкали, но не грели. На дороге стоял дед Матвей в образе двадцатилетнего юноши. У него были русые волосы, он был одет в стильный костюм зеленого цвета. В руке был букет цветов, а рядом напротив него стояла она.

«Лучше женщины я не видел: облако легких воздушных светло-русых волос, одета в летний бежевый костюм», – вспоминал потом Алексей.

Он взглянул опять на дорогу: снег, метель, он включил дворники и прибавил скорость. Открыв свою папку, он увидел отчет о малой народности, которую написал дед Матвей, но почерком Алексея, а ниже было приписано уже рукой деда Матвея:

- А вообще херня это все. Вот «Мимо окон сельсовета» - это классная частушка, вот это народный фольклор.

Реклама

Комментарии

Вам будет также интересно

Дядя Митя — сборник рассказов «Истории одной ночи»

Рассказ с элементами мистики и мелодрамы с мыслями о жизни преподнесенными в развлекательной форме. Приятного прочтения.

Демоны

Не сверхъестественный рассказ.

Читать далее...

Виорика

О том, как внезапное чувство может повлиять на всю дальнейшую судьбу. С элементом мистики.

Читать далее...

Голос мима

Рассказ о том, насколько ничтожен человек перед обстоятельствами. Смесь психологии и мистики.

Читать далее...

Рассказ о жизни после смерти

Первый день. Начало. Страшно. Я не хочу! Но я попала сюда, теперь меня не вытянуть из этого кошмара. Одна. На весь мир совсем одна. Хотя какой мир? Умерла... Что уж тут поделать? Из прошлой жизни ничего не помню...

Читать далее...

Нолк

Рассказ о красивом странном юноше по имени Нолк, который является тайной мечтой многих женщин. Посвящается моему крестнику, который дал мне идею и прообраз Нолка.

Читать далее...

Микро-займа в Деньгах На Дом

Оформление микро-займа в Деньгах На Дом не займет много времени.

creditznatok.ru

Добавить статью

Приглашаем вас добавить статью и стать нашим автором

Поделитесь с друзьями

Статистика

©  Интернет-журнал «Серый Волк» 2010-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу журнала.