Как Дэвид Кэмерон пал жертвой социального равенства

        
         оставить комментарий

Как Дэвид Кэмерон пал жертвой социального равенства

Почему-то принято считать, что одно из главных достоинств Европы как места отдыха — это высочайший уровень сервиса. И остальным неевропейским странам, если они хотят развивать у себя туризм, нужно прежде всего биться над повышением качества услуг, иначе не приедут к ним на отдых европейцы, избалованные безукоризненным обслуживанием у себя на родине.

Может когда-то в золотом XIX веке это так и было, но с тех пор Европа сильно перекосилась в сторону социализма. И в первую очередь от этого пострадал самый уязвимый сегмент экономики — сфера обслуживания. 1 августа глубина деградации европейской туриндустрии была продемонстрирована на самом высоком уровне: итальянская официантка обхамила в кафе британского премьера Дэвида Кэмерона.

Самому аристократичному лидеру Евросоюза Кэмерону вообще не везет в общении с массами. Простые европейцы считают своим долгом продемонстрировать премьеру, что сейчас уже не XIX век, поэтому плевали они на его Оксфорд и родство с королевской династией. Пусть не рассчитывает на особое обращение. Недавно, во время визита в одну из больниц, Кэмерона строго отчитал и выставил из палаты завотделением за то, что премьер был как-то не так одет. Но это еще ладно — все-таки врач. А вот выслушивать советы, как жить, от простой официантки — чересчур.

Отчасти Кэмерон и сам виноват в случившемся. Для летнего отдыха с семьей он почему-то выбрал не комфортную Турцию или Таиланд, а решил поддержать экономику Италии, отправившись в Тоскану, за что и поплатился. В маленьком городке Монтеварки он зашел с женой в кафе, заказал официантке кофе и попросил ее принести заказ на улицу, к ним за столик. Оторванный от европейской реальности Кэмерон полагал, что официантки для того и нужны, чтобы кофе за столик приносить.

Но оказалось, что в Европе все уже давно не так. Там социальное равенство. Поэтому официантка не будет унижаться до того, чтобы подносить кому-то чашки. Принявшая премьерский заказ Франческа Ариани ответила британцу, как и положено при социализме: «Вас много — я одна. Сами отнесете». Все, что мог противопоставить такому отношению британский премьер — это демонстративно забрать всю до последнего евроцента сдачу с 50 евро, оставив официантку без чаевых.

Здесь, конечно, можно долго говорить о замечательной справедливости Европы, где правила для всех одинаковые, и даже премьер-министр Великобритании должен сам носить себе кофе, как обычный турист. Но на самом деле, здесь ни при чем ни справедливость, ни универсальность правил. Потому что обычный турист в кафе тоже не должен сам носить себе кофе. Это работа официантки. Но работники европейской сферы услуг обнаглели настолько, что от их лени и хамства не защищен никто, даже британский премьер.

То, что произошло с Кэмероном, невозможно представить себе за пределами Европы. Пускай официантка не узнала его в лицо, но в любом случае, он же ходит не в обносках. В кафе, где она работает, зашел явно богатый, хорошо одетый белый джентльмен, да еще и с супругой. Наверное, можно было сделать небольшое усилие и нормально обслужить такого клиента. Ведь он точно возьмет что-нибудь не самое дешевое, оставит хорошие чаевые, а жену можно развести на дорогой десерт. К тому же, он, может, не на один день сюда приехал. Если понравится, придет еще и обеспечит кафе половину дневной выручки.

У какого-нибудь араба или тайца все эти умозаключения давно перешли на уровень инстинктов. Им в голову не придет заставить перспективного клиента самому носить себе кофе. Даже американские официанты (за исключением разве что Нью-Йорка) куда внимательнее прислушиваются к нуждам клиентов уже хотя бы потому, что доля чаевых в их доходе намного выше, чем у европейцев. И только европейская обслуга безнадежно отравлена идеями социального равенства, поэтому клиенты им только работать мешают.

В своем эгалитаризме Европа дошла до того, что любая официантка, гардеробщица или портье в отеле уверены, что они не менее ценные члены общества, чем глава Fiat или министр финансов. А может быть даже и ценнее, потому что все это начальство — сплошные бездельники, а они здесь реально трудятся. Поэтому нечего их унижать до разных поди-подай.

Европейская система налогообложения всяческие поддерживает такое мировосприятия. Это богатые всем должны, поэтому пусть платят высокие налоги, чтобы всем было хорошо. А европейские правительства потом с гордостью рассказывают — как в Норвегии — какой у них в стране маленький разрыв между богатыми и бедными. И все думают: ох, как у них здорово.

А что именно здорово? Что карьерный рост теряет всякую привлекательность? Так это же ужасно! Вот финская официантка ходит на работе нога за ногу и получает в месяц две тысячи евро. А вот управляющий ресторана, где она работает. Скажем, он получает в четыре раза больше — восемь тысяч евро. После уплаты всех налогов его зарплата, как минимум, уполовинивается, и реальный доход получается уже четыре тысячи. Зато официантка через социальное жилье, пособие на ребенка, льготные проездные и прочие радости общества всеобщего благосостояния увеличивает свой реальный доход еще на тысячу. В итоге разницы остается всего на тысячу.

И зачем тогда этой финской официантке дергаться, куда-то стремиться, расти над собой, если в должности управляющего она будет получать немногим больше? Ведь официанткой она почти ничего не делает и ни за что не отвечает, а там и делать придется, и отвечать.

А тут ей еще предлагают удобную идеологию. Что мамы всякие нужны, мамы всякие важны. Официантка — тоже человек, ничуть не хуже управляющего. Но ведь на самом-то деле хуже. Иначе зачем тогда развиваться? Официантка должна понимать, что ее работа унизительна, поэтому ей надо рваться на куски, чтобы получить образование, профессию, опыт работы и прочее необходимое для того, чтобы занять более высокую ступень в обществе. Не развиваешься — тогда всю жизнь унижайся обслугой.

Но в Европе считают по-другому. Зачем официантам переживать за свое подчиненное положение и думать о развитии? От этого социальные конфликты, конкуренция, стресс. Лучше будем все сами себе кофе за столик носить, чтобы никому не было обидно. И избавленные от унижений официанты будут всем довольны, как секретарша из анекдота: начальник предложил переспать с ним за повышение — но зачем мне эта ответственность? Лучше просто так пересплю.

Максим Саморуков

Реклама

Комментарии

Вам будет также интересно

Синонимы к слову «равенство»

Все синонимы к слову РАВЕНСТВО вы найдёте на Карте слов.

Идеальная система образования

Какова сложившаяся модель системы образования? Является ли она той достойной заменой, которую мы имеем сегодня? Какими особенностями должна обладать идеальная система образования в наши дни?

Читать далее...

Глобализация: необходимость или данность?

Авторский взгляд на экономические, политические и культурные аспекты процесса глобализации.

Читать далее...

Современное общество — это общество перепотребления

Современное общество вступило в очередную фазу развития — общество перепотребления. Перепотребление — феномен, известный с древности, но если прежде перепотреблять удавалось лишь узкому кругу лиц, то сегодня потреблять больше чем можно усвоить, стало нормой для широких масс.

Читать далее...

Такой ли уж он «cредний класс»?

В России обсуждение проблем формирования среднего класса никогда не потеряет свою актуальность и это объясняется, во-первых, той ролью, которую играют эти люди в экономической жизни общества, а, во-вторых, интерес к проблемам этого класса возникает тогда, когда в стране происходят изменения.

Читать далее...

Безразличие — проблема мегаполиса

Самая ужасная вещь — это, когда чувствуешь безразличие к окружающим тебя людям. Это значит, что ты разучился любить. Правила большого города вызывают в людях бессердечность, жестокость, равнодушие. Нужно учиться бороться с этим.

Читать далее...

Добавить статью

Приглашаем вас добавить статью и стать нашим автором

Поделитесь с друзьями

Статистика

©  Интернет-журнал «Серый Волк» 2010-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу журнала.