Просто женщина

        
         оставить комментарий

Предисловие

В течение последнего года её дела были очень плохи. Не так, как бывает у натур самодовольных, изнеженных и бесящихся от избытка благ: не дай им какой-то малости, даже очередного развлечения, и они в тот же момент впадают в хандру. Не так, когда уходит любимый человек, которому всецело доверяла. Не так, когда предаёт единственная подруга. Даже не так, когда в один прекрасный день чьей-то невидимой рукой вышибается почва из-под ног, вследствие чего ты летишь в  глубокую зловонную яму, а затем падаешь в мутную слизь, из которой придётся очень долго выбираться, а впоследствии придётся не один год отмываться.

Всё это, конечно, неприятно, больно и жутко. Но Светлану терзала боль иного порядка. Она пронизывает все суставы и мышцы, она, как вездесущий и всемогущий демон, напоминает о себе везде и всегда. От неё невозможно спрятаться, уйти, избавиться ни с помощью лекарств, ни с помощью церкви; никто и ничто не в силах помочь или хотя бы на миг облегчить это состояние. Никому из врачей неведомы как её причины, так и средства борьбы с нею. Однажды больной открыто заявили, что она обречена на медленную и мученическую смерть, и с каждым прожитым месяцем будет всё больнее. Так оно и получается. И никому она не нужна, никто не посещает её, никому не хочется с ней общаться. Кроме медсестры и девочки из Красного Креста. От этого становится ещё больнее.

Боль не стихает никогда. Но иногда случается, что сознание как бы освобождается из-под её пресса на какую-то минутку. И тогда женщина получает возможность думать и вспоминать, -- хотя бы для того, чтобы ещё раз убедиться в том, что она ещё жива, чтобы убедить себя в том, что в её жизни далеко не всё обстоит плохо. Даже в худшие годы… Да ей и вправду не на что обижаться, у неё нет повода упрекать судьбу в немилости, какой бы она ни казалась жестокой и мрачной, потому что ещё в молодые годы ей были даны все шансы для построения вполне полноценного счастья. Только почему же всегда  оборачивалось наоборот? Наверное, потому, что люди, её окружавшие, часто предавали, вели себя нечестно, относясь к жизни, как к причудливой игре. «Человеческий фактор»? Сколько на свете существует странные мелочей и случайностей, которые оказывают влияние на судьбу каждого человека!.. Поневоле приходишь к выводу, что  нет ни случайностей, ни мелочей; это человек склонен придавать им не то значение, какого они заслуживают.

 

                                                 1

 

         А ведь было время, когда всё – и жизнь, и люди, и мир – казалось другим. Шёл 1990 год, ей было 17 лет, с нею «носились» преподаватели, уверяя отца в её талантливости. Её рассказы и сказки охотно публиковали в двух глянцевых журналах – первых в СССР. Известные критики неустанно повторяли папе, что его дочери уготовано большое литературное будущее, советовали ей поступать  в соответствующее заведение.

Света Ващенко была не то, чтобы красивой, но весьма миловидной и привлекательной девушкой с серыми глазами и светло-русыми волосами пониже плеч. Её охотно принимали в лучших гостиных столицы, с ней стремились завязать дружеские отношения, для неё были готовы сделать всё, что угодно. Однако она питала инстинктивное отвращение к светским вечеринкам, дорогим украшениям, показухе и шумным компаниям, в силу чего её дружеским расположением могли бы похвастать очень немногие люди. Это были те, в которых можно было быть уверенной, что они ищут её общества вовсе не для того, чтобы что-то выпросить у её отца. (А папа занимал высокую должность в Центральном комитете коммунистической партии.) И, конечно, Никита. Он был её ровесником – одним из тех беззаботных парней, которых называли «золотой молодёжью». За что она его полюбила? Да разве это возможно понять и взвесить? Разве можно называть любовью отношения, в которых тебе известно, за что конкретно ты испытываешь к человеку некое чувство? Она любила, и этим было всё сказано. Бескорыстно, искренне, всецело, ничего не требуя взамен, полностью доверяясь ЕМУ. О чём им было беспокоиться, если оба принадлежали к общественной элите, если обоим причиталось такое наследство, какому могли бы позавидовать разнообразные Ротшильды и Гуверы?

         Но однажды папа умер. Впоследствии сплетники рассказывали, будто это случилось на «поле сражения» с юной девицей, но какое это имело значение для неё?..  Светлана осиротела, и с того момента её жизнь круто изменилась в худшую сторону.  За душой отца оказались долги столь вопиющие, что  на их покрытие едва хватило всего имущества. Дача и квартира принадлежали государству, которое не замедлило их забрать. Оставался особняк в Конче-Заспе, принадлежавший отцу; в нём девушка рассчитывала поселиться. Однако спустя несколько недель после папиной смерти словно из недр преисподней вынырнула некая особа, объявившая на дом свои претензии. Сначала в суде замелькали свидетельства «уважаемых людей», подтверждавшие наличие между покойным и ею любовной связи, а потом появилось и свидетельство о браке. Кроме того, у девицы от  этой связи остался ребёнок, который с юридической стороны только лишний раз подкреплял права истицы. Адвокат, защищавший интересы Светы, пытался что-то сделать, но скоро отказался от дела. Наверное, на него «нажали». Таким образом, девушка осталась без крыши над головой. В её распоряжении остались лишь гардероб, несколько мелких побрякушек и надежды на золотую медаль, благодаря которой она сможет поступить в вуз. Всё случившееся стало для неё ощутимым ударом; и, хотя молодость способна справиться и не с таким, все эти события впоследствии сказались на здоровье Светланы.

 

                                                   2

 

         С этого момента ей нужно было самой зарабатывать на жизнь. В 17 лет, не имея специальности, на работу устроиться не так уж просто, а в положении Светы почти невозможно. Её знали многие люди как дочь человека влиятельного и успешного. Таким людям меньше сочувствуют, чем завидуют. Украинцы по своему менталитету народа слабого и обиженного не склонны к проявлению жалости к более слабым и менее защищённым, а к детям «начальства» они и вовсе жестоки, рассуждая приблизительно так: «Ну-ну, пусть теперь попробует, а мы потешимся…»

         Продав драгоценности, она смогла снять комнатку в ветхой коммуналке. Ей предложили место рекламиста в одной из фирм. В те годы «рекламист» означало не то, что нынче. В обязанности девушки вменялось ходить по улицам Киева с пачкой рекламных буклетиков и навязывать их прохожим. Это отнимало время, которое следовало использовать на учёбу. Впрочем, сама Света осознавала, что устроиться даже таким образом в течение первого месяца  после потрясений, выпавших на её долю, было отнюдь не плохо. Какая-никакая жизнь начинала понемногу налаживаться, и при известной экономии одинокая девушка могла бы сводить концы с концами. Но её положение усложнялось некоторыми обстоятельствами, ставшими для неё полной неожиданностью. Однажды она ощутила головокружение и тошноту. Она пожаловалась на это единственной подруге, Алине. Та загадочно улыбнулась:

         -- Ты беременна, милая! Но особенно не стоит париться, потому что в наше время эта проблема быстро решается.

         От этих слов девушка долго не могла прийти в себя, потому Алина взяла подругу за руку и отвела к врачу, с которым договорилась со знанием дела. Но в последний момент в сознании Светланы родился протест: «Что же я делаю?!» Она поднялась с кресла и, ни слова не говоря, ушла. Подруга сочла её ненормальной и исчезла с поля зрения.

         Второе обстоятельство заключалось в том, что другой врач при постановке на учёт сообщил, что у неё ожидается двойня. Рожать без каких бы ни было условий для жизни равноценно приговору. Кое-кто из знакомых, пронюхав о её положении, советовали ей таки сделать аборт и зарабатывать способом, который диктуется самой природой женщины. Но от подобных советов её бросало в дрожь. Она не чувствовала себя вправе лишать жизни ни в чём не повинных маленьких человечков, которых вынашивала под сердцем. А вариант заработка, рекомендованный ветреными знакомыми, казался для неё вообще чуждым. Она не могла ни понять, ни, тем более, принять тот факт, что почти всё население страны начало усиленно проституировать.

         Следовало позаботиться о создании условий. Для этого необходимо было найти дополнительный заработок. Тут она вспомнила, с какой охотой принимали её рассказы и сказки. Собрав несколько рукописей, она отправилась в знакомые редакции. Однако, если раньше её встречали с распростёртыми объятиями, теперь едва удостоили взглядом. Рукописи приняли только из вежливости. Некое безошибочное чувство подсказало из глубины подсознания: «Не опубликуют!» Да, потому что над её головой больше не было влиятельного папы, окружённого ореолом состоятельности и власти.

         «Что делать?» -- мучилась молодая женщина. Да ещё Никита куда-то пропал… Он не появлялся на горизонтах её бытия с того дня, как был похоронен отец. Ей и в голову не приходила мысль о том, что парень мог просто развлечься с ней и бросить. Поговаривали, будто его родители, столь же высокие партийные тузы, узнав об их связи, благоразумно и спешно отправили сына в Оксфорд. В те годы слово «Оксфорд» для советских людей звучало приблизительно так же, как для наших современников «Марс». Света искренне верила, что если бы только ему стали известны её обстоятельства, он бы обязательно помог. Ведь он её так любил, так смотрел в её глаза!..

         Третье обстоятельство открылось в июне, перед самым выпуском. Педагоги, для которых в своё время папа столько сделал, заявили:

         -- Ты, конечно, девочка очень способная, но… Понимаешь, медаль – это дело сложное…

         За неё было некому постоять. Но поскольку аттестат был почти отличным,  в голове таилось множество знаний, а в кармане дожидалась своего времени справка о сиротстве, Светлана всё ещё верила в удачное поступление.

         Четвёртое обстоятельство открыли члены приёмной комиссии литературного вуза, которые долго изучали её документы, о чём-то совещались, а потом сделали вид, будто серьёзно изучают её публикации в журналах. Однако вердикт звучал безжалостно:

         -- Вы полагаете, что статеек в глянцевых журнальчиках вполне достаточно для поступления в наше заведение? – не без ехидцы заявил председатель. – Увы, мы не заметили в ваших статьях никакого проблеска подлинного таланта…

         Ей предложили сдать документы на другой факультет, но поскольку он был слишком далёким от литературы, она отказалась. Кроме того, пришлось бы переселяться, поскольку предлагаемый факультет находился далеко от столицы. На какие средства? Всё, что имела, она вложила в подготовку к поступлению и плату за жильё за полгода вперёд. Эти полгода истекали к концу августа. А в начале сентября ей предстояло рожать. Чувство безысходности с каждым днём давило на её рассудок всё сильнее, -- приблизительно так, как тяжесть небосвода давила на плечи Атланта. Она уже не могла ходить по улицам, приставая к прохожим с никому не нужными буклетами, поскольку для неё это было слишком тяжело.

 

                                                   3

 

         Говорят, будто судьба посылает просветление в разум или решение проблем как раз в тот момент, когда человек, загнанный в угол, окончательно теряет веру. Так получилось и со Светланой. В конце августа, выходя из магазина, она лицом к лицу столкнулась с Никитой. К тому времени от общих знакомых он был наслышан о злосчастье, постигшем любимую, и пытался найти её. Насчёт своего отцовства он, как ни странно, не спорил и счёл необходимым напрямик обратиться к родителям за помощью. Мать в нерешительности взглянула на отца, но тот отрицательно покачал головой. Он чувствовал скорый распад Союза. Для того, чтобы удержаться на плаву, партийный номенклатурщик включался в бизнес. Дела поглощали его с головой. А тут ещё появляется девчонка, которая стремится окрутить сына. Конечно же, ей каким-то образом стали известны финансовые успехи отца, вот и старается, окаянная.

         Никита ушёл из дому. Правда, у него не получилось уйти так, как уходит парень из простой семьи, без копейки денег. На прощанье мать сунула ему в карман куртки какой-то свёрток, в котором оказались деньги. На часть из них Никита снял приличный дом со всеми удобствами в нескольких километрах от Киева. Практичностью, как и умением экономить, он не обладал. Это обстоятельство вмиг уяснила хозяйка жилища, которая не упустила возможности завысить цену.

         Буквально за день до родов они расписались, вследствие чего радость Светы была беспредельной. Спустя неделю после выписки из роддома к молодым родителям пожаловала свекровь с подарками и новым денежным вливанием. На первое время наняли опытную няню, которая должна была учить юную мамашу пелёночным премудростям. Казалось, всё складывается как нельзя лучше. Но очень скоро, когда у малышей начали резаться зубки, последовали бессонные ночи, которые быстро надоели Никите. Под любым предлогом он стал пропадать из дому. Светлане не приходило в голову обижаться или ревновать; она пыталась понять его. Деньги, которые он приносил, она расходовала бережно, а на будущее даже присмотрела вуз для новой попытки поступления. Она пришлась по душе владелице дома, -- как раз настолько, что та призналась, что хочет продать дом и даже озвучила желаемую цену. Света задумалась. В стране творится что-то непонятное, прилавки магазинов опустели, за сахаром очереди, как к мавзолею Ленина. Что будет завтра, неизвестно. Развивается капитализм, цены будут подниматься… Да, покупать дом нужно, тем более, что требуемая сумма была в распоряжении. Но следовало посоветоваться с мужем. Однако ему, далёкому от житейских проблем, подобные вопросы казались пустячными. Он сказал, чтобы она поступала, как считает нужным. Так дом перешёл в её собственность. Если женщина не может чего-то понять разумом, ей на помощь приходит инстинкт.

 

                                            4

 

         У них подрастали два мальчика – Женя и Денис. Они пытались самостоятельно стоять на ножках, когда их мама стала студенткой-заочницей педагогического вуза. Тем временем молодой папа включился в отцовский бизнес, отнимающий много времени и сил. Поэтому домой он приходил поздно и неизменно уставший. Сил у него хватало лишь на то, чтобы кое-как поужинать и завалиться спать. Светлана всё пыталась войти в его положение. Однако пришло время, когда Никиту настолько загрузили работой, что он был вынужден даже ночевать в столице, и не день-два, а неделями. Когда он приезжал домой, от него почему-то разило запахом чужих духов. Конечно, в уме женщиныформировались  некие догадки на сей счёт, но она старалась прогонять их прочь ещё до того, как они успевали приобрести законченную форму и родиться на свет в виде законченных и проанализированных выводов. Таким образом, она заставляла себя верить в версию, предложенную мужем: дескать в офисе работают женщины и сам воздух там пропитан их запахами. Для неё главное заключалось в здоровье и целостности семьи.

         Проходили месяцы. Света училась, Никита работал, дети начали посещать ясли. У женщины появилось немного свободного времени, которое она использовала для освоения швейного дела. И у неё получалось довольно оригинально, -- если верить словам воспитательниц и нянечек, хваливших вещички её сыновей.

         Посёлок, где проживала молодая семья, был включён «большими дядями» в план реконструкции и застройки: столица требовала расширения. Однако на некоторое время этот вопрос завис в спёртом воздухе высоких кабинетов. Тем не менее, в сердце женщины образовалось отчётливое предчувствие, которое подсказывало ей, что вскоре в её жизни произойдут перемены.

         Малышам исполнилось по четыре годика, когда у родителей появились новые соседи. Они приобрели двухэтажный дом, куда наезжали временами, как на дачу, -- вначале раз в месяц, а затем и каждую неделю. С виду обыкновенные мужчина и женщина, муж и жена. Он превосходил супругу по возрасту лет на двадцать пять, а то и тридцать. Судя по всему, женщина была ровесницей Светланы. Она ездила в собственном дорогом автомобиле, роскошно одевалась и милостиво позволяла мужу себя любить. Он и любил. Настолько любил, что исполнял любой её каприз. Когда однажды она бросила ему:

         -- Миша, сегодня мы идём в гости! – он покорно согласился, ни о чём не расспрашивая, хотя на предстоящий вечер имел иные планы.

         Где-то далеко, в столичных кругах, он считался влиятельным и уважаемым человеком, достаточно жёстким и состоятельным, чтобы позволять себе играть в политику и управлять несколькими предприятиями. Но в домашней обстановке он был вынужден смиряться с ролью подкаблучника. Наверное, он любил свою жену настолько, что опасался её потерять. Наверное, в его внутреннем мире от неё слишком многое зависело.

         Жена, -- особа молодая, себялюбивая и строптивая, -- находя, что престарелый супруг не удовлетворяет её в интимной сфере, обзавелась любовником – молодым, взбалмошным, состоятельным, страстным. Как и где они познакомились, каким образом соединились – один Бог ведает. Он давал ей всё то, чего она недополучала от мужа. Она не желала понять, что Мишу не любила изначально, а вышла за него только из-за выгоды; в силу этого она и не могла чувствовать себя вполне удовлетворённой. В своего любовника она даже влюбилась. Такие отношения неизменно развиваются по восходящей до тех пор, пока не достигнут своей кульминации в эмоциональном плане. Вначале женщина получает наслаждение от одних только осторожных и редких встреч, потом ей хочется их продлить, а ещё позже она станет создавать условия для того, чтобы с этим мужчиной быть всегда и везде. На этом, последнем этапе, она способна потерять как осторожность, так и самоконтроль и наделать фатальных  глупостей. Впрочем, с точки зрения стратегии женщина поступала довольно хитроумно: она решила сделать мужа и любовника закадычными друзьями. Это позволило бы в будущем встречаться с любовником без опасений.

         Никита ограничился тем, что сухо сообщил жене о предполагаемых гостях. Ничего не поделаешь. Света начала готовиться к встрече, с беспокойством спрашивая мужа, что ей следует одеть и чем гостей угощать. Какая же она доверчивая! Ей даже в голову не пришло задуматься, почему придут знакомиться соседи, ведь до сих пор, за четыре годы, проведённые здесь, никаким соседям не хотелось с ними знакомиться. В гости не приезжало даже начальство Никиты, даже на дни рождения…

         Она была чрезвычайно поражена, узнав в новой соседке… Алину. Встреча с бывшей подругой не только удивила Светлану, но и заставила её вспоминать прошлое и размышлять. Безошибочный инстинкт подсказывал, что «что-то здесь не то», но сердце так любило Никиту, что он, как всегда, оставался вне подозрений.

        

                                  5

 

         Как мужчины могут превратиться в друзей, так и женщины – в подруг. Особенно, если одна из них открыто признаёт превосходство другой, если вслух выражает недовольство своими былыми взглядами, если как можно искренне похвалит её детей. Такое поведение обезоруживает и привязывает.

         Алина оказалась неплохим психологом, и доказательством сему послужило возобновление дружеских отношений со Светланой. Та начала к ней привязываться, как это характерно для натур утончённых, бесхитростных, доверчивых, чистых и искренних. И неизвестно, во что бы эти отношения выросли, если бы однажды Алина не превзошла меру осторожности в своих любовных похождениях. О её интриге догадался муж, которого Алина недооценила. Однажды «Форд», в котором Никита выехал с любовницей из близлежащего леса, оказался неуправляемым. Тормоз не действовал, вследствие чего парочка разбилась насмерть.

         Изувеченное тело Никиты увезли родители, Алину похоронил «безутешный вдовец». В течение недели Светлана столько выстрадала, что её невольно пожалел даже этот человек. Именно в тот период, как впоследствии констатировали врачи, у неё произошёл микроинсульт. Свекор пожалел её по-своему. Однажды он приехал в сопровождении человечка в сереньком костюме и безапелляционно заявил:

         -- Понимая, насколько тебе сейчас тяжело, я решил, что детям будет лучше у нас. Вот, подпиши-ка эту бумагу…

         С этими словами человек в сером развернул перед ней какой-то документ.

Ей было всё безразлично. Рука уже потянулась за ручкой, как вдруг глубоко в подсознании зародилось невольное подозрение.

         -- Дайте мне день или хотя бы ночь, -- попросила она. – Я постараюсь успокоиться и обязательно подпишу.

         Мужчины переглянулись.

         -- Ладно, -- согласился свёкор. – Мы оставим бумагу у тебя. Я всё понимаю…

         После того, как её оставили в покое, Светлана заставила себя собраться с мыслями и внимательно прочла документ. Его сочинял заправский юрист, и сочинял в такой форме, чтобы она ничего не поняла. В нём говорилось о какой-то «степени вменяемости», «опеке», «компенсации». «С кем бы сведущим посоветоваться?» -- озадачилась она, перебирая в памяти знакомых. Но среди них юристов не было, кроме соседа-вдовца. Стоило ей о нём вспомнить, как он явился сам. Наверное, хотел как-то загладить вину перед ни в чём неповинной девчонкой. Ведь она настолько наивна, что даже не понимает, кто мог «помочь» её муженьку перекочевать в мир иной.

         Разговор, начавшись с сочувственных фраз, перешёл в более практичное русло. Он интересовался её состоянием, детьми. Света рассказала о визите родственника и злополучной бумаге. Как человек, вполне владеющий собой, Миша внимательно изучил документ, после чего мрачно улыбнулся.

         -- Ты действительно хочешь знать о том, что здесь написано?

         -- Они настаивали, чтобы я подписала, -- объяснила она.

         -- Что ж, в таком случае, ты хорошо сделала, что отказалась. Эти «добрые люди» хотят, чтобы ты объявила себя временно невменяемой и предложила свекру опеку над детьми в обмен на компенсацию в виде ежемесячных выплат.

         Её глаза сделались круглыми. Не верилось, что человеческая подлость и коварство могут доходить до такого уровня.

         -- Света, скажи: ты хочешь, чтобы дети остались с тобой?

         -- Конечно!

         -- Тогда собирайся. Ты должна скрыться немедленно. Эти люди приедут утром, и тогда у тебя не останется выхода.

         -- А если я откажусь подписывать? Не могут же у меня забрать детей без всяких на то оснований!..

         -- Могут. Эти  ещё как могут!

         -- Но мне некуда бежать, -- вздохнула она.

         -- Есть куда. Поживи у меня день-другой. Я все равно сейчас уеду в Киев.

         -- У вас?

         -- А что тут такого? Мы ведь соседи, друзья?

         -- Да, но…

         -- Никаких «но».

         -- А как же дом? Что будет с ним? Даже если мне удастся его продать, это случится не за день и не два. Да и потом свёкор сумеет узнать, куда я переселилась.

         -- Это верно. Но мы его перехитрим, -- улыбнулся Миша. – Поверь: всё будет хорошо. Сейчас мы соберем твоих мужчинок и перейдём в мой дом. Ты поужинаешь, успокоишься, всё обдумаешь. А утром я приеду, чтобы ты мне сообщила, куда собираешься переезжать.

         -- То есть…

         -- Ты придумай место, в какое хотела бы переселиться. И обещаю тебе ещё раз: вопрос будет решён очень быстро.

         Об участии этого человека в убийстве Никиты Светлане пришлось узнать спустя несколько лет. И тогда она поняла причину его рвения помогать ей: он стремился успокоить свою совесть.

         Тем временем Миша, решая её вопросы, наблюдая, как она любит детей и как себя ведёт, размышлял: «И почему мне не пришлось жениться на такой? Почему я связался с той? Наверное, потому, что стервы умеют бросаться в глаза. А эта вовсе не стремится понравиться, она такая, как есть – просто женщина. Однако что мешало и ей превратиться в стерву? Мне известна её история. Говорят, будто стервами женщины становятся из-за плохого отношения мужчин. Неправда. Стервами рождаются. Ну, во всяком случае, признаки стервозности заметны ещё в детском саду… Да, а Светка, вишь, не смогла превратиться в таковую, потому что задатков к этому у неё нет…»

         Миша помог ей продать дом. Правда, по цене явно заниженной. Но Светлана не считалась ни с чем, поскольку для неё сейчас на первом месте стояло бегство. Тот же Миша помог ей приобрести добротный, хотя и небольшой домик в другой области, куда Светлана переехала немедленно. Таким образом, свёкор остался «с носом». Сколько он не пытался разыскать строптивую невестку, все его старания были обречены на провал. Миша помог Свете сменить фамилию. Тем не менее, в течение ещё некоторого времени Светлана жила напряжённо. Она вздохнула свободно лишь в день, когда узнала о смерти преследователя.  

         Она работала скромной учительницей, проявляя себя как человек одарённый: хорошо шила, рисовала, писала для своего удовольствия. Но ни разу она не отважилась заявить о себе под настоящей фамилией. «Ничего, -- успокаивала она себя. – Главное, что дети со мной.»

         На средства, оставшиеся после переселения и обустройства в райцентре, она хотела основать швейное ателье. Постепенно она и достигла этой цели. Новые люди, новые интересы, новый стиль жизни – всё это поглощало много сил и времени. Совмещать две работы стало трудно. К тому же, работа в школе стала невыгодной из-за нервотрёпки и низкой зарплаты. Потому вскоре Светлана распрощалась с педагогикой.

 

                                    6

 

         Детям исполнилось по 14 лет. Несмотря на их внешнее сходство, мать замечала множество черт, их различающих. Эти различия состояли в характерах, что накладывало отпечаток даже на мимику лиц, манеры улыбаться и походку. Например, Денис, младший, был мягче, скромнее, ласковей, чем брат. Он любил рисовать, как и мать, много читал. А Жена – натура эгоистическая, взбалмошная, никогда не знаешь, чего от него ожидать. Пока Денис пытался помогать матери и чему-то учиться, Женя предпочитал пропадать неизвестно где, заставляя мать волноваться. Но Светлана не могла на него обижаться.

         Были ли у этой милой женщины мужчины? Жизнь порою развивается странно. Иногда встречаются женщины, не одарённые ни красотой, ни приятностью, ни умом, а мужчины к ним липнут, как мухи. Может, дело в таинственных феромонах, а может просто в везении? Или во внутреннем настрое самой женщины, в её желании или нежелании начинать новую связь? Или не находится тот, который сумел бы пробудить такое желание? За все годы у неё не было никого. Она жила только детьми, своими хобби и чувствовала себя вполне полноценной и счастливой. Даже невзирая на дефолт, который едва не пустил её, как и многих других людей, по миру. И эта семейная идиллия продолжалась до того дня, когда детям исполнилось 15 лет.

         О, тот день она могла бы с полным основанием назвать злосчастным. Дениска, полагая, что этот день мог бы с большим правом называться не его праздником, а маминым, побежал за цветами. Когда он возвращался, какому-то пьянице взбрело в голову проехаться машиной по тротуару. Подростка с букетом алых роз он не заметил…

         С того дня для Светланы жизнь почти прекратилась. Для любящих родителей существует страдания большего, чем оплакивать собственных детей. Не проходило ни одной минуты, ни одного часа, чтобы боль утраты куда-то отступила. Ей больше не хотелось ни рисовать, ни шить, ни дышать. Страдания привели к инсульту, который выбил её из круговорота жизни почти на полгода. Потом она снова начала ходить, даже пыталась вникнуть в дела ателье, где за время её отсутствия всё захирело. Но теперь она стала другой. Если бы ещё Женя уделял ей побольше внимания… Однако парень связался с уличной компанией и подолгу пропадал, не беспокоясь о самочувствии матери.

         Однажды в дом пришли люди в милицейской форме. Взглянув на хозяйку, они принялись отчитывать женю за эгоизм.

         -- Лучше бы мать жалел вместо того, чтоб шататься по подворотням! – по-отечески произнёс майор.

         Парень стоял перед матерью красный, понурив от стыда голову.

         -- А что случилось? – растерянно спросила Светлана.

         -- Даже не знаю, как сказать… -- замялся майор. – Эй, юноша! Может, ты расскажешь? Ну же, похвастайся успехами!

         «Юноша», ещё вчера имевший бравый вид, не знал, куда деваться от стыда и страха.

         -- Мама… -- промямлил он, переминаясь с ноги на ногу. – Я… мы…

         Но дальше последовали всхлипывания.

         -- Словом, гражданка, -- решился молодой лейтенант, -- ваш сын является соучастником ограбления.

         -- Ограбления?!

         Это слово поразило её, как гром. Её дитя, которому она посвятила жизнь, -- уголовник?! Но зачем? Разве она ему в чём-то отказывала?

         -- Это – юношеская дурь, простите за выражение, -- проворчал майор, словно догадываясь о мыслях матери. – Хотелось чем-то выделиться перед компанией, заслужить авторитет.

         -- Сыночек! – только и смогла произнести она.

         Ноги подкосились сами собой. Её успели подхватить и усадить на кровать, подали воды. На Женю свалили похищение десятка компьютеров из офиса некоей фирмы. Светлана знала наверняка, что владелец не мог иметь их столько, но это не меняло дела. Он повёл себя, как персонаж знаменитого фильма, подсчитывавший убытки: «Три магнитофона, три портсигара…» К сожалению, участь сына осложнялась тем, что он отказывался выдавать соучастников, вследствие чего вина падала на него одного. Пока его таскали по кабинетам, соучастники успели продать награбленное и сбежать. А пострадавший предъявил иск на кругленькую сумму.

         Как вытащить ребёнка из пропасти, которая разверзла перед ним свою ненасытную пасть? Истец согласился «замять» дело, если ему выплатят около ста тысяч. У Светланы таких денег не было, да и не могло быть. Похороны Дениски, а затем и лечение высосали бюджет семьи, как пауки муху.

         Тут подвернулись «добрые люди». Есть такие: зная, что человек нуждается в деньгах, они предлагают у него что-то купить, но при этом сбивают цену настолько, что она выглядит смехотворной. Её ателье купили. Вырученной суммы хватило как раз на успокоение истца.

        

                                              7

 

         Как жить дальше? Дом с несколькими комнатами стал слишком просторным для двоих, да и убирать его Свете было уже не по силам. К тому же, жизнь в райцентре уже слишком дорога для неё, ведь все доходы измерялись теперь скромной инвалидной пенсией.

         -- Мама, я пойду работать, я могу! – воскликнул сын.

         Но Светлана лишь улыбнулась:

         -- Куда тебе! Тебе учиться надо.

         В течение первых месяцев Женя был примерным сыном. Он помогал матери во всём, практически не отходя от неё, отвлекаясь только на школьные занятия. Он помог при переселении, когда мать продала дом и купила другой в глухой деревушке, где отсутствовало даже газовое отопление.

         -- Смотри, парень, -- говорили ему знакомые. – Теперь всё зависит от тебя: и дров нарубить, и воды принести, и стирать, и готовить. Думай о матери!

         Но разве они способны думать о чём-то, кроме собственных интересов, эти современные дети? Женя старался… до наступления весны. А потом исчез.

         С тех пор Света вся извелась, думая о нём сутками напролёт. После инсульта в её организме многое нарушилось, развился ревматоидный артрит, напоминающий о себе всё более ощутимыми болями. Эта болезнь не лечится. Ничем и нигде в мире. Светлана смирилась со своей обречённостью.

         Сын подал о себе известие только накануне своего дня рождения, в начале сентября. Он прислал деньги. Они были кстати, как и всегда для безнадёжно больных, но матери так хотелось увидеть его самого!..

         Сейчас ему уже восемнадцать лет. Наверное, устроился в столице. Чем он там занимается, бедный малютка? Наверное, таскает на себе тяжести, как это делают тысячи взрослых мужчин…

         Но вот уже почти четыре месяца, как от него нет ни единой весточки. Что у него случилось? Хоть бы никто не обижал…

         Когда врачи осматривали её в последний раз, она слышала, как невропатолог сказал коллегам вполголоса:

         -- Я полагаю, что осталось всего несколько дней…

         С этими словами он вопросительно взглянул на них.

         Женщина-кардиолог со вздохом кивнула.

         Светлана всё поняла, но у неё нет повода цепляться за жизнь настолько, чтобы всеми силами сопротивляться смерти. Для неё смерть решала многие проблемы. Закончатся боли, а Женечка сумеет продать дом. Деньги ему, наверное, нужны... Господи, только бы увидеть его, хоть на мгновенье!..

 

                                   Эпилог

 

         Сегодня выпал первый снег. Это она поняла по яркости белизны, отражаемой от стен. Несколько минут назад медсестра уколола ей морфин, который уже давно вместо снятия болей приносит лишь лёгкое успокоение. Деформированным рукам и ногам не поможет уже никакая сила в мире.

         Скрипнула дверь. Это, наверное, девушка из Красного Креста. Для Светланы это было безразлично. Она помышляла только о сыне.

Со стороны двери послышался шёпот, пол заскрипел под чьими-то ногами. И ещё какой-то странный звук донёсся до слуха больной – такой необычный, новый… И, вместе с тем, словно давно позабытый. Он напоминал лёгкое, полусонное всхлипывание младенца. Вмиг догадка заставила её поднять голову над подушками.

-- Женечка, сыночек! – прошептали её уста.

Он не был в силах более сдерживать чувства. Видеть мать в таком состоянии, чувствовать собственную вину – это было превыше его сил. Молодой человек бросился к постели умирающей с криком:

-- Мама, мамочка! Прости меня за всё! Я не знал, не знал…

Его натруженные, в мозолях, руки осторожно погладили материнские волосы. Лишь в этот миг он осознал, насколько ему дорога эта женщина.

-- Мама, а ты теперь бабушка! – прошептал он ей в ухо. – У тебя родилась внучка…

-- Женечка… -- скорее не произнесла, а простонала она, силясь заглянуть ему в глаза.

Сын, прижавшись лицом к голове матери, заплакал.

Между тем, спутница Жени подошла к соседней кровати, куда уложила младенца.

-- Брр, холодно, -- поморщилась она, потирая руки.

Отвлечённый её голосом, Женя пришёл в себя. Подняв свою голову над лицом матери, он хотел что-то сказать, но, заметив на том лице неестественное выражение, вскрикнул:

-- Мамочка!

Глаза Светланы были закрыты, а на лице застыла лёгкая улыбка, исполненная блаженства.

Она была мертва.

17.11.2011

Реклама

Комментарии

Вам будет также интересно

Просто женщина

«Просто женщина» — это быль о простой, внешне неприметной женщине, на которой и держится этот бренный мир.

Лысина

О вечном — отношениях между мужчиной и женщиной. Почему они встречаются, расстаются, и с кем остаются...

Читать далее...

Колесо Фортуны

Рассказ о любви и о поиске своего предназначения.

Читать далее...

Прыня

И такие девушки тоже встречаются. Только кому c такими по пути?

Читать далее...

История одной женщины

История одной женщины, у которой была замечательная молодость и ужасная старость.

Читать далее...

Женские причуды

О том, как в один прекрасный день человек вдруг осознаёт, что прожил жизнь не так, как хотелось бы. Ни материальные блага, ни власть, ни гордыня никогда не заменят примитивного бабского счастья.

Читать далее...

Добавить статью

Приглашаем вас добавить статью и стать нашим автором

Поделитесь с друзьями

Статистика

©  Интернет-журнал «Серый Волк» 2010-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу журнала.